Онкология СОВРЕМЕННОЕ ЛЕЧЕНИЕ РАКА ПИЩЕВОДА
rus
ПОВОЛЖСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК

Научно-практический журнал для практикующих врачей и научных работников

Поиск

СОВРЕМЕННОЕ ЛЕЧЕНИЕ РАКА ПИЩЕВОДА

© Е.Г. Дмитриев, Н.В. Михайлова, 2015 

УДК 616.329-089.844

 

 

ГАУЗ «Республиканский клинический онкологический диспансер МЗ РТ», г. Казань

 

 

Дмитриев Евгений Григорьевич — кандидат медицинских наук, врач-онколог ГАУЗ «Республиканский клинический онкологический диспансер МЗ РТ» 

420019, г. Казань, Сибирский тракт, д. 29, тел. (843) 519-26-00, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 

Реферат. Лечение рака пищевода охватывает последние 20 лет. Основным методом лечения рака пищевода в ранней стадии является эзофагэктомия, хотя в последнее время обсуждаются вопросы лечения поверхностного рака пищевода путем эндоскопической мукозэктомии. Сегодня абсолютно достоверно, что при местно-распространенном раке пищевода показано паллиативное лечение, включающее неоадьювантную химиотерапию или комбинированную химиорадиотерапию (CRT) с последующей операцией. При местнораспространенном плоскоклеточном раке или рака пищевода с элементами аденокарциномы, некоторые центры предлагают  комбинированное лечение с CRT во избежание летальных исходов, связанных с хирургическим лечением. При развитии рецидива возможно выполнение эзофагэктомии, однако операция сопровождается высокой частотой развития осложнений и летальных исходов. Несмотря на многочисленные дискуссии о наиболее оптимальном хирургическом доступе (трансторакальный или трансхиатальный) сегодня определено, что малоинвазивные хирургические вмешательства снижают частоту развития интраоперационных осложнений, а также с хорошими результатами в послеоперационном периоде. В последние десятилетия малоинвазивные эзофагэктомии (MIE) или гибридные операции составляют до 30% операций. Малоинвазивные операции на пищеводе снижают частоту развития респираторных осложнений, уменьшают длительность госпитализации.

Ключевые слова: эзофагэктомия, рак пищевода, малоинвазивная эзофагэктомия (MIE), неоадьювантная терапия, мукозэктомия.

 

 

Введение

 

В западных странах эпидемиология рака пищевода значительно изменилась за последние 5 лет. В Западной Америке стали преобладать аденокарциномы, по сравнению с плоскоклеточными раками. Среди всех солидных опухолей, рак пищевода отличался наибольшей летальностью [2] во всем мире вследствие агрессивного течения и плохой выживаемости. Общая 5-летняя выживаемость составила 17% [1]. Объяснением является тот факт, что рак пищевода диагностируют на поздних стадиях заболевания. К моменту диагностики более чем у 50% пациентов развиваются метастазы, около 30% больных имеют местно-распространенный рак пищевода и лишь у 20% пациентов диагностируют локальную форму, которая может быть излечена [1-3]. С внедрением СТ, развитием эндоскопической ультрасонографии (EUS), PET стала реальной оценка стадии заболевания. Появились возможности диагностировать распространенность процесса и соответственно определить возможность лечения. Эзофагэктомия остается основным методом лечения рака пищевода в ранней стадии, однако продолжаются дискуссии о возможности лечения поверхностного рака пищевода с использованием эндоскопических технологий. Считается, что при местно-распространенном раке пищевода может быть рекомендовано сочетанное лечение с использованием адьювантной химиотерапии или комбинированной химиолучевой терапии с последующей операцией [4, 5]. Однако есть различия к подходу лечения между западными и восточными хирургами в отношении мультидисциплинарного подхода в лечении данного заболевания. 

При местно-распространенном плоскоклеточном раке пищевода (SCC) или аденокарциноме пищевода некоторые онкологи предлагают комбинированное лечение с применением химиолучевой терапии (CRT), чтобы избежать высокий риск летальных исходов операции. В случаях персистирующей или рецидивирующей болезни предлагают «спасительную» эзофагэктомию, однако операция сопровождается большой частотой развития интраоперационных осложнений и летальных исходов.

Существуют определенные онкологические принципы хирургического вмешательства при операциях на пищеводе [6]. Хирургическая резекция должна быть радикальной, en-bloc эзофагэктомией с расширенной лимфаденэктомией [7-10]. Пациенты, которым предстоит хирургическое лечение по поводу рака пищевода, должны быть оперированы в высокоспециализированных центрах. Независимо от вида доступа (трансторакальный или трансхиатальный) [10] необходимо уменьшение частоты интароперационных осложнений и летальных исходов. 

С 1990 годов малоинвазивная эзофагэктомия (MIE) или гибридная операция выполняются в 30% случаев во всем мире. 

 

 

Стадирование или предоперационная оценка

 

Лечение рака пищевода в основном основано на его предоперационной оценке. Необходимо тщательное дооперационное стадирование, исследование границ опухоли, клиническое стадирование. Стадирование включает в себя эндоскопическое исследование, контрастную CT, PET сканирование и УЗИ [6]. CT сканирование дает возможность оценить распространенность опухолевого процесса, особенно в зоне трахеи и аорты (стадия Т4В). При подозрении на инвазию в области трахеальной части аорты или трахеобронхиального дерева показаны МРТ сканирование и бронхоскопия. PET дает наиболее достоверную информацию о возможном метастазировании процесса. Достоверность CT не превышает 20%. 

PET считают наиболее точным исследованием после проведенного лечения и как ответ на неоадьювантную химиотерапию [12]. Однако и этот метод диагоностики не считается достоверным [13], УЗИ можно считать точным диагностическим методом, однако его достоверность ограничивается тем, что точность диагностики возможна только при стадиях Т1 и Т1а [14]. В мета-анализе Young с соавт. сравнивали эндоскопическое УЗИ и эндоскопическую резекцию слизистой оболочки пищевода, и установили, что при эндоскопической резекции точность опухолевой инвазии составляет 56% из числа всех исследованных пациентов [14]. Таким образом, эндоскопическое лечение показано при субмукозной инвазии, но авторы рекомендуют хирургическую резекцию. Недостатком эндоскопического УЗИ является отсутствие точного стадирования после неоадьювантной терапии, т.к. возможности этого исследования ограничены вследствие спаечного процесса после проведенного лечения [15].

Эндоскопическое УЗИ остается лучшим методом диагностики при поражении лимфатических узлов, особенно в тех случаях, когда показана аспирационная биопсия для стадирования заболевания [16]. 

Эпидемиология рака пищевода сопряжена с тем, что возросло число пациентов с пищеводом Barret (BE) в общей популяции. Сегодня установлено, что у 10% пациентов с хроническим рефлюкс-эзофагитом был диагностирован BE [1-3]. 

 

 

Рак в ранней стадии. Частота и распространенность

 

Число пациентов с аденокарциномой пищевода прогрессивно увеличивается в Европе и США в течение последних 20 лет, в то время, как частота развития плоскоклеточного рака остается относительно стабильной и даже уменьшилась в Западных странах [1-3]. В целом частота BE в США достигает 5,6% [17, 18]. 

У пациентов с высокой степенью дисплазии в 30% случаев может развиться аденокарцинома пищевода (ЕАС) в течение 5 лет. При эндоскопическом обследовании больных с хроническим эзофагитом у 20% пациентов с ЕАС был выявлен рак пищевода Т1 с поражением слизистой оболочки или подслизистого слоя. 

В Японии по некоторым данным клиническая стадия I была установлена у 20 % пациентов всех зарегистрированных с раком пищевода. Ранний рак пищевода включает стадии Т1а и Т1в [20]. Т1а включает HGD и интрамукозную карциному в пределах слизистой оболочки. Т1в включает рак с инвазией в слизистую оболочку и распространяющийся в субмукозу. Таким образом, наиболее часто ранний рак пищевода поражает слизистую и подслизистую оболочки [21-23]. 

 

 

HGD и внутрислизистые опухоли

 

При HGD или раке Т1а (включает опухоли m1-3) рак LN заболевания коррелирует с поражением опухолью смежных структур и гистологическим типом заболевания. При HGD внутрислизистых опухолей в системных обзорах хирургической литературы сообщали о частоте оккультной инвазии рака у пациентов, которые перенесли эзофагэктомию в целях профилактического лечения HGD. В среднем частота случаев составила 12,7% среди 441 больного, которым была выполнена эзофагэктомия для профилактического лечения HGD в 23 исследованиях [24]. Частота вовлечения лимфатических узлов при HGD и при внутрислизистых опухолях колебалась от 0 до 2%. В крупном ретроспективном исследовании 126 случаев аденокарциномы в стадии Т1, в котором было 75 случаев Т1а и 51 случай Т1в, также было зарегистрировано N+ патология в 1,3 и 22%, соответственно [22]. Опухоли m3 характеризуются распространением в собственную мышечную оболочку, в данном случае метастатическое поражение лимфоузлов составляют 6% [21]. Дополнительными признаками поражения лимфатических узлов можно считать васкулярную инвазию, размеры опухоли и степень опухолевой дифференцировки.

В случае отсутствия признаков вовлечения лимфатических узлов при инвазии опухоли в пределах слизистой оболочки решено, что эндоскопическая резекция более предпочтительна и может быть эффективной (Т1а) при подобных поражениях. Другие методы лечения включают аргон-коагуляцию, лазерную и фотодинамическую терапию, в последнее время применяют эндоскопическую субмукозную диссекцию (ESD), радиочастотную аблацию (RFA), криотерапию и эндоскопическую резекцию слизистой оболочки [25]. Сегодня выбрать наиболее эффективную технологию не представляется возможным [26]. Однако решено, что все видимые поражения слизистой пищевода должны быть резецированы с последующим гистологическим исследованием препарата и резекционных линий. EMR остается достоверным диагностическим исследованием с целью стадирования заболевания, степени инвазии опухоли в стенку пищевода. При внутрислизистом раке эрадикация метаплазии слизистой оболочки необходима для профилактики потенциального развития онкологического заболевания.

При поражениях пищевода <5 см или внутрислизистом раке применяют EMR доступ. При поражения пищевода >5 см все очаги должны быть резецированы [25].

 

 

Субмукозные и Т2 опухоли

 

В отличие от Т1а опухоли, где инвазия в лимфатические узлы встречается редко, инвазивный рак (Т1в и Т2)  пенитрирует в субмукозу с риском вовлечения в процесс лимфатические узлов. При этих поражениях есть риск диссеминации в субмукозную лимфатическую сеть. При таком распространении процесса ведутся дебаты об ограничениях эндоскопической резекции. В клинических исследованиях Manner с соавт. показали, что EMR могут быть использованы для лечения субмукозных опухолей Sm1 низкой степени дифференцировки [27]. У этой категории пациентов при 5-летнем наблюдении не было зарегистрировано смертельных исходов, связанных с опухолью. 

Однако в двух других исследованиях сообщали о высокой частоте поражения лимфатических узлов при опухолях Sm1: 16,5% по данным Leers и 21% по результатам Sepsesi [22, 28]. При опухолевой инвазии выше Sm1, частота вовлечения лимфатических узлов у пациентов с Т1в опухолями составляет от 21 до 50% [22, 28-30]. При Т2 поражениях обзор исходов показал, что современный подход к клиническому стадированию при стадиях I-II выявлена лишь в 13% случаев. У пациентов обследованной серии в 63% случаев стадия Т2в и у 37% — стадия Т2с. Пациентам со стадией Т2N0M0 была рекомендована операция с последующей адьювантной терапией. 

Пациентам в стадии Т1в и Т2 рака пищевода рекомендована хирургическая резекция без неоадьювантной терапии, т.к. это может вызвать негативный эффект [32]. Показания к эзофагэктомии при ранних стадиях рака пищевода включают все незавершенные EMR и все случаи неудачной эндоскопической терапии. Инвазия опухоли в субмукозу считается прямым показанием к эзофагэктомии, так как высока вероятность метастазирования в лимфатические узлы [33, 34]. Необходимо рассматривать факторы риска в зависимости от общесоматического состояния пациента, оценивать степень риска при хирургическом вмешательстве, доступную эндоскопическую инвазию, хирургический доступ при эзофагэктомии или эндоскопического лечения. Хирурги предпочитают трансхиатальный доступ, считая его альтернативой стандартной резекции [35, 36]. 

 

 

Показания к неоадьювантной терапии при раннем раке

 

Эзофагэктомия остается стандартным методом лечения раннего рака. В литературе есть несколько статей о преимуществах неоадьювантной терапии при локализованном раке пищевода. Federation Francophone de la Cancarologie Digestive 9901 оценили преимущества предоперационной CRT у пациентов с локализованным (стадия I или II) раком пищевода [32]. 

С 2000 по 2009 гг. 195 больным проведено рандомизированное исследование в French центре: 98 пациентам выполнена только операция, 97 проведена неоадьювантная CRT. Частота послеоперационных осложнений составила 49,5% в хирургической группе и 43,9% в CRT группе (Р=0,17). 30-дневная летальность была 1,1% в хирургической группе и 7,3% в CRT группе (Р=0,054). При наблюдении в среднем в течение 5,7 лет средняя выживаемость была 43,8 в хирургической группе и 31,8 месяцев в CRT группе.

Заключение: неоадьювантная CRT c cisplatin и ftoruracil не улучшает общую выживаемость, повышает послеоперационную летальность у больных со стадией I-II рака пищевода в сравнении с изолированным хирургическим вмешательством.

 

 

Локализованный распространенный рак пищевода

 

В соответствие с 7th изданием AJCC к резектабельному местно-распространенному раку пищевода относится стадия Т3–Т4 или диагностированному вовлечению лимфатических узлов (N+ ) [20]. К моменту диагностики большинство раков пищевода относятся к местно-распространенному раку. Традиционно при местно-распространенном плоскоклеточном раке пищевода (SCC) и аденокарциноме выполняют хирургическую резекцию. Эзофагэктомия с радикальной лимфаденэктомией является наилучшим методом лечения. Однако после операции у многих больных развивались метастазы или рецидивы. Плохие результаты после операции и анализ рецидивов заболевания привели к необходимости проведения дополнительной адьювантной терапии. Однако т.к. эзофагэктомия приводит к высокой частоте развития послеоперационных осложнений, было решено проводить неоадьювантную терапию. В некоторых случаях, и особенно при SCC, большинство онкологов оправдывают deonitine СRT в качестве первой линии лечения и оставляют операцию на второй план в качестве второй линии лечения, в случае неудачной CRT. В этих случаях операцию проводят как «эзофагэктомию спасения». 

 

 

Малоинвазивная эзофагэктомия (MIE)

 

В последние десятилетия MIE стали выполнять во всем мире. 15-30% всех эзофагэктомий выполняют малоинвазивным методом [62, 63]. MIE включают несколько технологий, таких как гибридная технология, полная MIE и робот-ассистированные операции [64]. Есть немало центров, в которых выполнено более 1000 малоинвазивных операции [65]. Техника выполнения эзофагэктомии переходит от центра к центру, совершенствуется хирургический доступ, индивидуализируется физиология, опухолевая стратегия в каждом отдельном случае [66]. Совершенствуются MIE, гибридные технологии и создаются тренинговые центры.

На сегодняшний день в мире насчитывается одно проспективное контролируемое исследование и несколько неконтролируемых ретроспективных опытов, сравнивающих открытую и малоинвазивную операции [67-75]. Все операции демонстрируют преимущества малоинвазивных хирургических вмешательств с учетом менее выраженной кровопотери, респираторных осложнений, более короткого времени госпитализации. В TIME опыте [67] 56 пациентам была выполнена открытая эзофагэктомия и 59 — MIE. У 16 пациентов (29%) в группе открытых эзофагэктомий развились легочные инфекции в течение 2-х недель в сравнении с 9% в малоинвазивной группе. В группе открытых эзофагэктомий один больной умер от несостоятельности анастомоза, двое пациентов в малоинвазивной группе погибли от аспирации и медиастинита вследствие несостоятельности анастомоза. 

Несмотря на то, что продолжительность операции была значительно больше в MIE группе, чем в группе открытых эзофагэктомий, кровопотеря была меньше среди пациентов, перенесших малоинвазивную процедуру. Продолжительность госпитализации в MIE группе была значительно меньше, чем в группе открытых операций. Данные были подтверждены в других мета-анализах [68-72]. 

В то же время MIE не был подтвержден стандартными онкологическими критериями, такими как выживаемость, время до прогрессирования заболевания, количество пораженных лимфатических узлов.

В последнем обзоре сказано о потенциальных преимуществах MIE. Были опубликованы результаты малоинвазивных операций из самых продвинутых центров [72, 73].

Наиболее интересная информация об онкологических исходах после MIE содержится в в мета-анализе Dantoc с соавт. [69, 70]. Обзор ориентирован на онкологические результаты MIE техники в сравнении с традиционной открытой операцией. При анализе данных 16 контрольных случаев были доказаны возможности хирургов выполнять адекватную лимфаденэктомию с применением MIE. Была доказана осуществимость MIE техники лимфаденэктомии, доказана хорошая визуализация операционного поля. Авторы также не выявили разницы выживаемости между открытой операцией и MIE. В Западных и Восточных центрах не было установлено статистически значимой разницы между открытой операцией и MIE. При сравнении результатов Восточных и Западных центров не было разницы в качестве лимфаденэктомии, выполненной открытым методом и MIE, не было установлено и разницы в отношении выживаемости при MIE. Не было выявлено статистической разницы в результатах хирургического лечения между открытой техникой и MIE. Необходимы рандомизированные контрулируемые исследования для определения результатов открытой операции и MIE у онкологических больных [75]. 

 

 

Заключение

 

Лечение рака пищевода стало интенсивно развиваться в последние десятилетия. Хирурги выполняют операции с использованием различных доступов. Достижения анестезиологии и хирургии привели к значительному снижению летальности как в Западных, так и в Восточных странах. Если сегодня смертность составляет 2-5%, то ожидается ее дальнейшее уменьшение. Внедрение малоинвазивной техники оперативного вмешательства привело к снижению числа осложнений и летальных исходов. Новая техника MIE и робот-ассистированные операции снизили частоту неудачных исходов. По эффективности гибридная техника сравнима с робот-ассистированной эзофагэктомией. Подобные высокотехнологичные операции выполняются в специализированных центрах.

 

 

Литература

 

1. Zhang Y. Epidemiology of esophageal cancer / Y. Zhang // World J. Gastroenterol. — 2013. — 19. — P. 5598—606.

2. Talk G.W. Risk factors for esophageal cancer development / G.W. Talk // Surg. Oncol. Clin. N. Am. — 2009. — 18. — P. 469-85.

3. Hayeck T.J. The prevalence of Barrett’s esophagus in the US: estimates from a simulation model condrmed by SEER data / T.J. Hayeck, С.Y. Kong, S.J. Spechler et al. // Dis. Esophagus. — 2010. — 23. — P. 451—7.

4. Gebski V. Survival beneots from neoadjuvant chemoradiotherapy or chemotherapy in oesophageal carcinoma: a meta-analysis / V. Gebski, B. Burmeister, B.M. Smithers et al. // Lancet Oncol. — 2007. — 8. — P. 226—34.

5. Sjoquist K.M. Survival after neoadjuvant chemotherapy or chemoradiotherapy for resectable oesophageal carcinoma: an updated metaanalysis / K.M. Sjoquist, B.H. Burmeister, B.M. Smithers et al. // Lancet Oncol. — 2011. — 12. — P. 681—92.

6. Low D.E. Evolution in surgical management of esophageal cancer / D.E. Low // Dig. Dis. — 2013. — 31. — P. 21—9.

7. Peyre C.G. The number of lymph nodes removed predicts survival in esophageal cancer: an international study on the impact of extent of surgical resection / C.G. Peyre, J.A. Hagen, S.R. DeMeester et al. // Ann. Surg. — 2008. — 248. — P. 549—56.

8. Sell war z R.E. Clinical impact of lymphadenectomy extent in resectable esophagealcancer / R.E. Sell war z, D.D. Smith // J. Gastrointest. Surg. — 2007. — 11. — P. 1384—93.

9. Rizk N.P. Optimum lymphadenectomy for esophageal cancer / N.P. Rizk, H. Ishwaran, T.W. Rice et al. // Ann. Surg. — 2010. — 251. — P. 46—50.

10. Hulscher J.B. Extended transthoracic resection compared with limited transhiatal resection for adenocarcinoma of the esophagus / J.B. Hulscher, J.W. van Sandick, A.G. de Boer et al. // N. Engl. J. Med. — 2002. — 347. — P. 1662—9.

11. Weber W.A. Imaging of esophageal and gastric cancer / W.A. Weber, K. Ott // Semin. Oncol. — 2004. — 31. — P. 530—41.

12. Rebollo Aguirre A.C. 18F-ouorodeoxiglucose positron emission tomography for the evaluation of neoadjuvant therapy response in esophageal cancer: systematic review of the literature / A.C. Rebollo Aguirre, C. Ramos-Font, R. Villegas Portero et al. // Ann. Surg. — 2009. — 250. — P. 247—54.

13. Piessen G. Ineffectiveness of lsF-ouorodeoxyglucose positron emission tomography in the evaluation of tumor response after completion ofneoadjuvant chemoradiation in esophageal cancer / G. Piessen, G. Petyt, A. Duhamel et al. // Ann. Surg. — 2013. — 258. — P. 66—76.

14. Young P.E. Endoscopic ultrasound does not accurately stage early adenocarcinoma or high-grade dysplasia of the esophagus / P.E. Young, A.В. Gentry, R.D. Acosta et al. // Clin. Gastroenterol. Hepatol. — 2010. — 8. — P. 1037—41.

15. Smith B.R. Staging accuracy of endoscopic ultrasound based on pathologic analysis after minimally invasive esophagectomy / B.R. Smith, К.J. Chang, J.G. Lee et al. // Am. Surg. — 2010. — 76. — P. 1228—31.

16. Puli S.R. Staging accuracy of esophageal cancer by endoscopic ultrasound: a metaanalysis and systematic review / S.R. Puli, J.B. Reddy, M.L. Bechtold et al. // World J. Gastroenterol. — 2008. — 14. — P. 1479—90.

17. Enzinger P.C. Esophageal cancer / P.C. Enzinger, R.J. Mayer // N. Engl. J. Med. — 2003. — 349. — P. 2241—52.

18. Das A. A comparison of endoscopic treatment and surgery in early esophageal cancer: an analysis of surveillance epidemiology and end results data / A. Das, V. Singh, D.E. Fleischer et al. // Am. J. Gastroenterol. — 2008. — 103. — P. 1340—5.

19. Higuchi K. Current management of esophageal squamous-cell carcinoma in Japan and other countries / K. Higuchi, W. Koizumi, S. Tanabe et al. // Gastrointest Cancer Res. — 2009. — 3. — P. 153—61.

20. Rice T.W. Worldwide Esophageal Cancer Collaboration. Cancer of the esophagus and esophagogastric junction: data-driven staging for the seventh edition of the American Joint Committee on Cancer/International Union Against Cancer Cancer Staging Manuals / T.W. Rice, V.W. Rusch, H. Ishwaran et al. // Cancer. — 2010 15. — 116. — P. 3763—73.

21. Shimada H. Prediction of lymph node status in patients with superocial esophageal carcinoma: analysis of 160 surgically resected cancers / H. Shimada, Y. Nabeya, H. Matsubara et al. // Am. J. Surg. — 2006. — 191. — P. 250—4.

22. Leers J.M. The prevalence of lymph node metastases in patients with T 1 esophageal adenocarcinoma a retrospective review of esophagectomy specimens / J.M. Leers, S.R. DeMeester, A. Oezcelik et al. // Ann. Surg. — 2011. — 253. — P. 271—8.

23. van Vilsteren E.G. Stepwise radical endoscopic resection versus radiofrequency ablation for Barrett»s oesophagus with high-grade dysplasia or early cancer: a multicentre randomised trial / E.G. van Vilsteren, R.E. Pouw, S. Seewald et al. // Gut. — 2011. — 60. — P. 765—73.

24. Konda V.J. Is the risk of concomitant invasive esophageal cancer in high-grade dysplasia in Barrett’s esophagus overestimated? / V.J. Konda, A.S. Ross, M.K. Ferguson et al. // Clin. Gastroenterol. Hepatol. — 2008. — 6. — P. 159—64.

25. Chennat J. Endoscopic treatment of Barrett’s esophagus: From metaplasia to intramucosai carcinoma. D’Joumo and Thomas. Current management of esophageal cancer / J. Chennat, L. Waxman // World J. Gastroenterol. — 2010. — 16. — P. 3780—5.

26.Semlitsch T. A systematic review of the evidence for radiofrequency ablation tor Barrett’s esophagus / T. Semlitsch, K. Jeitler, R. Schoeo et al. // Surg. Endosc. — 2010. — 24. — P. 2935—43.

27. Manner H. Early Barrett’s carcinoma with «low-risk» submucosal invasion: long-term results of endoscopic resection with a curative intent / H. Manner, A. May, O. Pech et al. // Am. J. Gastroenterol. — 2008. — 103. — P. 2589—97.

28. Sepesi B. Are endoscopic therapies appropriate for superocial submucosal esophageal adenocarcinoma? An analysis of esophagectomy specimens / B. Sepesi, T.J. Watson, D. Zhou et al. // J. Am. Coil. Surg. — 2010. — 210. — P. 418—27.

29. Ancona E. Prediction of lymph node status in superocial esophageal carcinoma / E. Ancona, S. Rampadо, M. Cassaro et al. // Ann. Surg. Oncol. — 2008. — 15. — P. 3278—88.

30. Pennathur A. Esophagectomy for T 1 esophageal cancer: outcomes in 100 patients and implications for endoscopic therapy / A. Pennathur, A. Farkas, A.M. Krasinskas et al. // Ann. Thorac. Surg. — 2009. — 87. — P. 1048—54.

31. Rice T.W. T2N0M0 esophageal cancer / T.W. Rice, D.P. Mason, S.C. Murthy et al. // J. Thorac. Cardiovasc. Surg. — 2007. — 133. — P. 317—24.

32. Mariette C. Surgery alone versus chemoradiotherapy followed by surgery for localized esophageal cancer: Analysis of a randomized controlled phase ill trial FFCD 9901 / C. Mariette, J.F. Seitz, E. Maillard et al. // J. Clin. Oncol. — 2010. — 28. — abstr. 4005.

33. Endoscopic Classiocation Review Group. Update on the paris classiocation of superocial neoplastic lesions in the digestive tract // Endoscopy. — 2005. — 37. — P. 570—8.

34. Peters F.P. Histologic evaluation of resection specimens obtained at 293 endoscopic resections in Barrett’s esophagus / F.P. Peters, K.P. Brakenhoff, W.L. Curvers et al. // Gastrointest Endosc. — 2008. — 67. — P. 604—9.

35. Peyre C.G. Vagal-sparing esophagectomy: the ideal operation for intramucosai adenocarcinoma and barrett with high-grade dysplasia / C.G. Peyre, S.R. DeMeester, C. Rizzetto et al. // Ann. Surg. — 2007. — 246. — P. 665—71.

36. DeMeester S.R. New options for the therapy of Barrett’s high-grade dysplasia and intramucosai adenocarcinoma: endoscopic mucosal resection and ablation versus vagal-sparing esophagectomy / S.R. DeMeester // Ann. Thorac. Surg. — 2008. — 85. — S747—50.

37. van Hagen P. Preoperative chemoradiotherapy for esophageal or junctional cancer / P. van Hagen, M.C. Hulshof, J.J. van Lanschot et al. // N. Engl. J. Med. — 2012. — 366. — P. 2074—84.

38. Ando N. Surgery plus chemotherapy compared with surgery alone for localized squamous cell carcinoma of the thoracic esophagus: a Japan Clinical Oncology Group Study—JCOG 9204 / N. Ando, T. Lizuka, H. Ide et al. // J. Clin. Oncol. — 2003. — 21. — P. 4592—6.

39. Igaki H. A randomized trial of postoperative adjuvant chemotherapy with cisplatin and 5-ouorouracil versus neoadjuvant chemotherapy for clinical stage 11/111 squamous cell carcinoma of the thoracic esophagus (JCOG 9907) / H. Igaki, H. Kato, N. Ando et al. // J. Clin. Oncol. — 2008. — 26. — abstr. 4510.

40. Cooper J.S. Chemoradiotherapy of locally advanced esophageal cancer: long-term follow-up of a prospective randomized trial (RTOG 85-01). Radiation Therapy Oncology Group / J.S. Cooper, M.D. Guo, A. Herskovic et al. // JAMA. — 1999. — 281. — P. 1623—7.

41. Kato K. Phase 11 study of chemoradiotherapy with 5-ouorouracil and cisplatin for Stage 11-111 esophageal squamous cell carcinoma: JCOG trial (JCOG 9906) / K. Kato, K. Muro, K. Minashi et al. // Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. — 2011. — 81. — P. 684—90.

42. Stahl M. Chemoradiation with and without surgery in patients with locally advanced squamous cell carcinoma of the esophagus / M. Stahl, M. Stuschke, N. Lehmann et al. // J. Clin. Oncol. — 2005. — 23. — P. 2310—7.

43. Bedenne L. Chemoradiation followed by surgery compared with chemoradiation alone in squamous cancer of the esophagus: FFCD 9102 / L. Bedenne, P. Michel, O. Bouche et al. // J. Clin. Oncol. — 2007. — 25. — P. 1160—8.

44. Kampschoer G.H., Nakajima T., van de Velde С.J. Changing patterns in gastric adnocarcinoma / G.H. Kampschoer, T. Nakajima, С.J. van de Velde // Br. J. Surg. — 1989. — 76. — P. 914—6.

45. Chirieac L.R. Signet-ring cell or mucinous histology alter preoperative chemoradiation and survival in patients with esophageal or esophagogastric junction adenocarcinoma / Chirieac L.R., Swisher S.G., Correa A.M. et al. // Clin. Cancer Res. — 2005. — 11. — P. 2229—36.

46. Piessen G. Signet ring cell histology is an independent predictor of poor prognosisin gastric adenocarcinoma regardless of tumoral clinical presentation / G. Piessen, M. Messager, E. Leteurtre et al. // Ann. Surg. — 2009. — 250. — P. 878—87.

47. Messager M. FREG AT working group — FREN CH. The impact of perioperative chemotherapy on survival in patients with gastric signet ring cell adenocarcinoma: a multicenter comparative study / M. Messager, J.H. Lefevre, V. Piehot-Delahaye et al. // Ann. Surg. — 2011. — 254. — P. 684—93.

48. Mariette C. О esophagogastric junction adenocarcinoma: which therapeutic approach? / C. Mariette, G. Piessen, N. Briez et al. // Lancet Oncol. — 2011. — 12. — P. 296—305.

49. Bekkar S. French Eso-Gastric Tumors Working Group-Federation de Recherche en Chirurgie. The impact of preoperative radiochemotherapy on survival in advanced esophagogastric junction signet ring cell adenocarcinoma / S. Bekkar, С. Gronnier, M. Messager et al. // Ann. Thorac. Surg. — 2014. — 97. — P. 303—10.

50. Swisher S.G. Salvage esophagectomy for recurrent tumors after deonitive chemotherapy and radiotherapy / S.G. Swisher, P. Wynn, J.B. Putnam et al. // J. Thorac. Cardiovasc. Surg. — 2002. — 123. — P. 175—83.

51. Nakamura T. Salvage esophagectomy after deonitive chemotherapy and radiotherapy for advanced esophageal cancer / T. Nakamura, K. Hayashi, M. Ota et al. // Am. J. Surg. — 2004. — 188. — P. 261—6.

52. Smithers B.M. Outcomes from salvage esophagectomy post deonitive chemoradiotherapy compared with resection following preoperative neoadjuvant chemoradiotherapy / B.M. Smithers, M. Cullinan, J.M. Thornas et al. // Dis. Esophagus. — 2007. — 20. — P. 471—7.

53. Kim J.Y. Does the timing of esophagectomy after chemoradiation affect outcome? / J.Y. Kim, A.M. Correa, A.A. Vaporciyan et al. // Ann. Thorac. Surg. — 2012. — 93. — P. 207—12.

54. Yoo С. Salvage esophagectomy for locoregional failure after chemoradiotherapy in patients with advanced esophageal cancer / С. Yoo, J.H. Park, D.H. Yoon et al. // Ann. Thorac. Surg. — 2012. — 94. — P. 1862—8.

55. Meunier B. Salvage esophagectomy after unsuccessful curative chemoradiotherapy for squamous cell cancer of the esophagus / B. Meunier, J. Raoul, E. Le Prise et al. // Dig. Surg. — 1998. — 15. — P. 224-6.

56. Marks J.L. Salvage esophagectomy after failed deonitive chemoradiation for esophageal adenocarcinoma / J.L. Marks, W. Hofstetter, A.M. Correa et al. // Ann. Thorac. Surg. — 2012. — 94. — P. 1126—32.

57. Tomimaru Y. Factors affecting the prognosis of patients with esophageal cancer undergoing salvage surgery after deonitive chemoradiotherapy / Y. Tomimaru, M. Yano, K. Takachi et al. // J. Surg. Oncol. — 2006. — 93. — P. 422-8.

58. Oki E. Salvage esophagectomy after deonitive chemoradiotherapy for esophageal cancer / E. Oki, M. Morita, Y. Kakeji et al. // Dis. Esophagus. — 2007. — 20. — P. 301—4.

59. D’Journo X.B. Indications and outcome of salvage surgery for oesophageal cancer / X.B. D’Journo, P. Michelet, I. Dahan et al. // Eur. J. Cardiothorac. Surg. — 2008. — 33. — P. 17—23.

60. Markar S.R. Assessment of short-term clinical outcomes following salvage esophagectomy for the treatment of esophageal malignancy: systematic review and pooled analysis / S.R. Markar, A. Karthikesalingam, M. Penna et al. // Ann. Surg. Oncol. — 2014. — 21. — P. 922-31.

61. Теoh A.Y. Functional performance and quality of life in patients with squamous esophageal carcinoma receiving surgery or chemoradiation: results from a randomized trial / A.Y. Теoh, P.W. Yan Chiu, T.C. Wong et al. // Ann. Surg. — 201l. — 253. — P. l—5.

62. Boone J. International survey on esophageal cancer: part 1 surgical techniques / J. Boone, D.P. Livestro, S.G. Elias et al. // Dis. Esophagus. — 2009. — 22. — P. 195—202.

63. National Оesophago-Gastric Cancer Audit 2010. An Audit of the Care Received by People with Oesophago-Gastric Cancer in England and Wales. Third Annual Report. Available online: http://www.augis.Org/pdf/N HS-1C-O G С-Audit-2010-interactive.pdf

64. Decker G. Minimally invasive esophagectomy for cancer / G. Decker, V. Coosemans, P. De Leyn et al. // Eur. J. Cardiothorac. Surg. — 2009. — 35. — P. 13—20.

65. Luketich J.D. Outcomes after minimally invasive esophagectomy: review of over 1,000 patients / J.D. Luketich, A. Pennathur, O. Awais et al. // Ann. Surg. — 2012. — 256. — P. 95—103.

66. Javidfar J. The use of a tailored surgical technique for minimally invasive esophagectomy / J. Javidfar, M. Bacchetta, J.A. Yang et al. // J. Thorac. Сardiovasc. Surg. — 2012. — 143. — P. 1125—9.

67. Biere S.S. Minimally invasive versus open oesophagectomy for patients with oesophageal cancer: a multicentre, open-label, randomised controlled trial / S.S. Biere, M.E. van Berge Henegouvven et al. // Lancet. — 2012. — 379. — P. 1887-92.

68. Biere S.S. Minimally invasive versus open esophagectomy for cancer: a systematic review and meta-analysis / S.S. Biere, M.A. Cuesta, D.L. van der Peet // Minerva Chir. — 2009. — 64. — P. 121—33. 

69. Dantoc M.M. Evidence to support the use of minimally invasive esophagectomy for esophageal cancer: a meta-analysis / M.M. Dantoc, M.R. Cox, G.D. Eslick // Arch. Surg. — 2012. — 147. — P. 768—76.

70. Dantoc M.M. Does minimally invasive esophagectomy (MIE) provide for comparable oncologic outcomes to open techniques? A systematic review / M.M. Dantoc, M.R. Cox, G.D. Eslick // J. Gastrointest Surg. — 2012. — 16. — P. 486—94.

71. Watanabe M. Minimally invasive esophagectomy for esophageal cancer: an updated review / M. Watanabe, Y. Baba, Y. Nagai et al. // Surg. Today. — 2013. — 43. — P. 237—44.

72. Lagarde S.M. Evidence-based surgical treatment of esophageal cancer: overview of high quality studies / S.M. Lagarde, В.С. Vrouenraets, L.P. Stassen et al. // Ann. Thorac. Surg. — 2010. — 89. — P. 1319—26.

73. Low D.E. Esophagectomy — it’s not just about mortality anymore: standardized perioperative clinical pathways improve outcomes in patients with esophageal cancer / D.E. Low, S. Kunz, D. Schembre et al. // J. Gastrointest Surg. — 2007. — 11. — P. 1395—402.

74. Briez N. Open versus laparoscopically-assisted oesophagectomy for cancer: a multicentre randomised controlled phase III trial — the M1RO trial / N. Briez, G. Piessen, F. Bonnetain et al. // BMC Cancer. — 2011. — 11. — P. 310.

75. van der Sluis P.C. Robot-assisted minimally invasive thoraco-laparoscopic esophagectomy versus open transthoracic esophagectomy for resectable esophageal cancer, a randomized controlled trial (ROBOT trial) / P.C. van der Sluis, J.P. Ruurda, S. van der Horst et al. // Trials. — 2012. — I3. — P. 230.



Наши партнеры



Copyright © 2015 | Все права защищены
WELCOME | ПОДДЕРЖКА