Онкология ЛУЧЕВЫЕ МЕТОДЫ ДИАГНОСТИКИ ПЕРИФЕРИЧЕСКОГО РАКА ЛЕГКОГО (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)
rus
ПОВОЛЖСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК

Научно-практический журнал для практикующих врачей и научных работников

Поиск

ЛУЧЕВЫЕ МЕТОДЫ ДИАГНОСТИКИ ПЕРИФЕРИЧЕСКОГО РАКА ЛЕГКОГО (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)

© А.В. Ларюков, 2014
УДК 616.24-006.6-07

 

А.В. Ларюков

 

ГАУЗ «Республиканский клинический онкологический диспансер МЗ РТ», г. Казань

 

Ларюков Андрей Викторович — кандидат медицинских наук, заведующий отделением лучевой диагностики 
420019, г. Казань, Сибирский тракт, д. 29, тел. +7-960-032-42-96, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Реферат. В обзоре представлены данные отечественной и зарубежной литературы о возможностях современных методов лучевой диагностики в выявлении периферического рака легкого. Рассмотрены сложности дифференциальной диагностики шаровидных образований легких. Проанализированы преимущества и недостатки различных методов лучевой диагностики.
Ключевые слова: периферический рак легкого, лучевая диагностика.

 

По данным Международного агентства по изучению рака, заболеваемость раком легкого (РЛ) в мире составляет 12% от числа выявленных злокачественных опухолей, ежегодный прирост заболеваемости раком легкого составляет около 1,5% [36, 25].

Периферический рак легкого составляет 20-30% от общего числа случаев рака легкого [19, 11].

На долю немелкоклеточного рака легкого (НМРЛ) приходится 70-80% всех случаев рака легкого. НМРЛ является основной причиной смерти от рака у мужчин [5, 18].

В настоящее время в разработанных алгоритмах диагностики заболеваний легких первым этапом в плане обследования остается рентгенография органов грудной клетки [6, 56].

Проблему проекционного и суммационного искажения решает рентгеновская компьютерная томография (РКТ) [10]. К преимуществам компьютерной томографии (КТ) следует отнести возможность получения тонких срезов грудной клетки, компьютерной обработки информации, устранение артефактов, возможность контрастного усиления изображения, построения мультипланарных реконструкций. Объемная реконструкция дает возможность получить представление о бронхолегочной системе в реальном масштабе времени [40, 83].

Внедрение спиральной многосрезовой компьютерной томографии открыло новые возможности в выявлении и дифференциальной диагностике периферического рака легкого [12, 38].

Применение спиральной компьютерной томографии позволяет выявить в легочной ткани очаги, размер которых не превышает 2-5 мм [38, 60].

Существуют сложности в дифференциальной диагностике рака легкого и других округлых образований [27]. В литературе представлены неоднозначные описания периферического рака легкого по данным РКТ. По некоторым данным, периферический рак легких на поперечных КТ срезах имеет вид округлого или неправильной формы (60,3%) патологического образования с нечеткими (89,8%) бугристыми (92,4%) контурами. К симптомам злокачественности относят: неправильную шаровидную форму (60,3%), многоузловатость, бугристость (92,4%), лучистость контура (79,8%), а также «вырезку» Риглера и регионарный лимфангаит в виде «дорожки» к корню и плевре [42].

Выделяют четыре основные формы периферического немелкоклеточного рака легкого: узловую, полостную, кортикоплевральную и пневмониеподобную. Правильная округлая форма (62,5%) и однородность структуры (63,8%), по мнению авторов, является признаками злокачественности. В то же время наличие фокуса округлой формы, однородной структуры с крупной или мелкобугристой поверхностью, нечеткими лучистыми или тяжистыми контурами авторы считают признаками злокачественности опухоли [2]. Подчеркивается многообразие КТ-семиотики при периферическом раке легкого, так при размерах узла до 3 см в 59,7% случаев его форма шаровидная, в 32,3% — овоидная, спикулы выявляются в 45,2% случаев, мелкобугристость — 30,6%, однородность структуры — 75,8%; симптом лимфогенной дорожки к корню или плевре — в 19,4 и 30,5% случаев соответственно. По мере увеличения размеров опухоли (свыше 3 см) чаще выявляется неправильноокруглая (68,7%) или многоузловая форма (18,7%), крупнобугристые контуры (24,2%) и неоднородность структуры (94,5%) за счет участков некроза или распада [43]. Дискуссионным является вопрос о возможности обызвествлений в раковой опухоли легких. Ряд авторов считают этот симптом свидетельством доброкачественности процесса [41]. В то же время другие выявляли овыествления в 6% случаев периферического рака легкого [14].

Сложности в дифференциальной диагностике шаровидных образований легких, особенно при их небольших размерах, являются основанием для поиска новых методик. Применяли КТ-методику «двойной энергии» с использованием напряжения 120 и 80 кВ при исследовании с толщиной среза 2 мм [46, 63]. В качестве дифференциального критерия предложен «коэффициент злокачественности» (КЗ) — показатель, отражающий отношение площади, занятой объемным образованием к площади перифокальных изменений. Этот показатель может применяться в случаях, когда ограничено применение инвазивных методов [17, 3].

Рентгеновская компьютерная томография позволяет оценить взаимоотношения опухолевого узла с прилежащими бронхами, сосудами и плеврой. Отмечена возможность выявления инвазии бронхов и сосудов, что свидетельствует о злокачественности процесса [80]. Предпринимаются попытки многофакторного анализа особенностей рентгенологических проявлений отдельных видов периферического рака легкого с учетом макроскопического вида опухоли, ее локализации, характера роста, структуры, просветы бронха на фоне фокуса. Разработанная система «решающих правил» дала высокие результаты при плоскоклеточном раке легкого (90,5%) и аденокарциноме (90%). Чувствительность теста составила 87,7% [2].

Окончательно не решен вопрос дифференциальной диагностики злокачественных и доброкачественных опухолей легких. Одним из критериев рассматривается время удвоения объема опухолевого узла. Время удвоения объема патологического образования от 30 до 360 дней является признаком злокачественности, а быстро растущие узлы (менее 1 месяца удвоение объема) и стабильные в течение 24 месяцев — вероятно доброкачественные [80, 70]. Ряд авторов считают, что время удвоения объема патологического образования для периферического рака легкого в среднем составляет от 30 до 140 суток [14]. 

Отмечена целесообразность использования программы трехмерного измерения солитарных узлов легких для дифференциальной диагностики доброкачественных и злокачественных опухолей, основываясь на темпах роста узла [57]. Использование системы автоматической детекции узловых образований легких при мультиспиральной РКТ позволяет улучшить результаты исследования и повысить процент выявляемости, и получить более продуктивные результаты, чем при нативных РКТ исследованиях [48, 52].

В связи с трудностями дифференциальной диагностики периферических узловых образований легких, обусловленными их небольшими размерами, невыраженностью и схожестью рентгенологических симптомов необходимо изучение особенностей накопления периферическими образованиями контрастного препарата при в/венном болюсном контрастном усилении для получения новых дифференциально-диагностических критериев [33, 88, 81].

Денситометрические показатели злокачественных образований составляют +25-+45 ЕдН и после применения методики контрастного усиления повышаются в среднем на 15-30 ЕдН (в 1,5-2 раза). Данный симптом обусловлен накоплением и выведением контрастного вещества собственной сосудистой сетью злокачественной опухоли. Плотность доброкачественных образований составляла +20-+40 ЕдН, при контрастировании она увеличивалась незначительно — на 30-50% [14, 64].

Для улучшения дифференциальной диагностики периферического рака легкого разрабатываются дополнительные методы: построение гистограмм плотности, высвечивание дисперсии плотности в заданных диапазонах, изучение васкуляризации образований, что, по мнению авторов, позволяет выявить симптомокомплекс периферичекого рака легкого, повысить информативность исследования на 10-15%, чувствительность симптомокомплекса составляет 95,3%, специфичность — 94% [1].

В связи с появлением многосрезовых компьютерных томографов с набором программ постпроцессинговой обработки (ППО) изучаются возможности уточненной диагностики рака легкого и его распространенности. Автор считает, что ведущими методиками ППО данных МСКТ в уточнении злокачественной природы поражения легких, его распространенности являются методики минимальной (MinIP) и максимальной (MIP) интенсивности настройки изображений, его многопроэкционное изображение и является обязательной диагностической процедурой при очаговых поражениях легких [44].

Использование режима MinIP при мультипланарных реконструкциях (МПР) позволяет чаще, по сравнению со стандартным исследованием, выявить инфильтрацию, сужение, обрыв бронхов. При использовании МПР в режиме MIP лучше выявлялась связь образования с сосудами, а также лучистость, инфильтрация легочной ткани, «дорожка» к корню легкого, накопление контрастного вещества по злокачественному типу. ППО повышает чувствительность нативной МСКТ в диагностике периферического рака легкого на 7,6%, уточняя его распространенность [45].

Таким образом, рентгеновская компьютерная томография является ведущим методом в диагностике периферического рака легкого [8, 20].

Многочисленные проведенные исследования подтверждают сложность и нерешенность проблемы дифференциальной диагностики шаровидных образований легких. Описанные многочисленные симптомы периферического рака легкого требуют детализации для дифференциальной диагностики доброкачественности и злокачественности процесса. Недостаточно представлены сведения о рентгенологических характеристиках опухолевых узлов в зависимости от их размеров. Представленные результаты основаны преимущественно на использовании отдельных методик РКТ.

Результаты и возможности РКТ в выявлении и дифференциальной диагностике периферического рака легкого ряд исследователей сопоставляли с результатами магнитно-резонансной томографии (МРТ).

К преимуществам МРТ, по сравнению с другими методами радиологической диагностики, относят неинвазивный характер исследований и безвредность вследствие отсутствия  лучевой нагрузки [4, 62]. 

Изучая контуры, структуру узлов при раке легкого, характер сигнала в Т1 и Т2-взвешенных изображениях авторы не нашли преимуществ МРТ перед РКТ в диагностике периферического рака легкого [19, 39].

Предпринимаются попытки использования диффузионно-взвешенной МРТ (ДВМРТ) для дифференциальной диагностики периферических образований легких. Исследователи склоняются к тому, что метод ДВМРТ является точным и эффективным в обнаружении опухолей, отражает анатомические и функциональные изменения в исследуемых тканях, отмечают значительный разброс измеряемого коэффициента диффузии (ИКД) при злокачественных опухолях легких [28].

Сравнивая информативность РКТ и МРТ в выявлении периферического рака легкого авторы не приходят к единодушной точке зрения. Одни считают эти методы идентичными в оценке размеров и формы периферических образований легких [41]. 

Другие подчеркивают лидирующие позиции РКТ в диагностике периферического рака легкого, рассматривает МРТ как альтернативу РКТ в случаях непереносимости йодсодержащих рентгенконтрастных репаратов [22, 85]. 

Новые возможности неинвазивного стадирования периферического рака легкого были получены с внедрением позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ). 

Представляются важными сведения об использовании позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) в диагностике периферического рака легкого.

В установках для ПЭТ используются позитроны, испускаемые короткоживущими радионуклидами [66]. Использование ПЭТ позволяет осуществить количественную оценку концентрации радионуклидов и изучить метаболические процессы в живых тканях [47].  

Исследования показали, что ПЭТ является наиболее эффективным методом выявления опухолевой ткани [90]. ПЭТ с 18F-ФДГ обладает высокой информативностью для дифференциальной диагностики образований в легких [16, 26, 73, 84]. 

Отмечают высокую чувствительность (93-97%) и специфичность (77-78%) в выявлении и дифференцировке узловых образований легких, размером более 10 мм [58]. Есть даже указание на более высокие показатели специфичности ПЭТ (95%) в дифференциальной диагностике солитарных узловых образований легких [26]. Однако высказывается точка зрения о высокой чувствительности (98%) ПЭТ с ФДГ в выявлении первичного очага при злокачественных образованиях легких, и невысокой его специфичности (57%) [13]. Высокую эффективность ПЭТ в дифференциальной диагностике очаговых образований легких отмечают в своих исследованиях М. Gould, C. Maclean и W. Kuschner [58].

Однако ряд авторов считают, что ценность ПЭТ в Т-стадировании периферического рака легкого ограничена, чувствительность и специфичность метода недостаточна, необходимо включение в алгоритм исследования других методов визуализации [35, 49].

Кроме того, следует отметить обманчивую простоту диагностического процесса. Это обусловлено недостаточной привязкой к морфологическим ориентирам, скудностью признаков и отсутствием строгих количественных критериев накопления ФДГ в различных образованиях. Проблемы интерпретации результатов ПЭТ-исследований могут быть связаны с особенностями выведения РФП, широкой вариабельностью физиологического накопления фтордезоксиглюкозы, а также особенностями метаболизма некоторых опухолей, часто не поглощающих ФДГ в избыточных количествах [29]. 

Стандартизированный уровень захвата РФП (SUV) более 2,5 свидетельствует о злокачественности процесса [59, 54]. Однако существует точка зрения, что хотя SUV и является полезным инструментом, но у опытных исследователей возможно визуальное определение метаболической активности [74, 79].

Неоднозначно оценивается в литературе необходимость и информативность проведения двухфазного сканирования (отсроченные исследования). Актуальна точка зрения, что при злокачественных опухолях SUV больше или равно 2,5, а при отсроченном сканировании SUV повышается более чем на 10%, в то время, как при доброкачественных образованиях при отсроченном сканировании SUV напротив снижается [77, 89]. В то же время имеет место неоднозначная оценка результатов однофазного и двухфазного сканирования. При однофазном сканировании чувствительность и специфичность составляли соответственно 80 и 94%, а при двухфазном — 100 и 89% [76]. Разнятся подходы к использованию отсроченного сканирования в диагностике периферического рака легкого. Одни авторы считают, что этот метод необходим лишь в «непонятных» диагностических ситуациях, другие настаивают на целесообразности использования отсроченного сканирования у всех больных с периферическими узловыми образованиями легких [23, 53].

Для повышения информативности ПЭТ в диагностике периферического рака легкого и повышения эффективности дифференциальной диагностики рекомендуют использовать оценку уровня захвата РФП с учетом размера патологического очага [34]. По данным автора, чувствительность и специфичность ПЭТ, рассчитанная без учета размера первичного очага, составили соответственно 75,5 и 80,4%, расчет с учетом размера первичного очага, соответственно 71,4-82,8 и 83,3-100%.

Однако отмечены ложнонегативные результаты ПЭТ с ФДГ при размерах очага менее 1 см, что связано с небольшой активностью злокачественных клеток. У пациентов с размером очага менее 1,5 см чувствительность составила 80%, а при больших размерах очага — 92% [73]. Аналогичные данные были получены при обследовании 136 больных с очагами в легких размером менее 3 см. Из 20 ПЭТ негативных очагов 8 оказались злокачественными при торакоскопии [78].

Распространение первичной опухоли на сосуды и плевру обычно оценивают по данным КТ, иногда МРТ [50]. Однако эти методы дают информацию лишь о структурных изменениях, не показывая высокой точности. ПЭТ с ФДГ позволяет судить о злокачественном или доброкачественном характере изменений плевры, что важно для выбора тактики лечения [71].

Основным недостатком ПЭТ является трудность точной топической диагностики выявленных патологических образований, невозможность определения взаимоотношения опухоли с окружающими органами и тканями [38, 30].

Закономерным стало появление сочетанных установок ПЭТ/КТ, которые позволяют провести два исследования практически одновременно, с последующим совмещением анатомических КТ изображений и метаболических ПЭТ-изображений в одну картинку [37, 67, 82].

Использование ПЭТ, совмещенного с КТ позволяет снизить размеры выявленных образований в легких до 6-7 мм [87, 75].

Возможности ПЭТ/КТ в Т-стадировании рака легкого повышаются в связи с возможностью выявления инфильтрации грудной стенки, а чувствительность и специфичность при этом выше, чем при отдельном использовании разных аппаратов ПЭТ и КТ [68, 86].

Использование контрастного препарата при ПЭТ/КТ исследованиях позволяет проводить исследование на одном аппарате и сделать его единственным дающим исчерпывающую информацию [72]. При сравнении эффективности КТ и ПЭТ/КТ в оценке местной распространенности процесса у больных с периферическим раком легкого отмечено превосходство ПЭТ/КТ (чувствительность 90,1%, специфичность 96,2%, точность 95%) по сравнению с КТ (чувствительность 72,1%, специфичность 90,3%, точность 87,3%) [24].

Отмечают возможность ложноотрицательных результатов ПЭТ, связанную с особенностями метаболизма некоторых опухолей, часто не поглощающих ФДГ в избыточных количествах (бронхоальвеолярная карцинома и карциноид) [30, 61, 65]. Чувствительность ПЭТ с ФДГ при бронхоальвеолярной карциноме и карциноиде ниже, чем при раке легких других клеточных типов, и составляет 50% [69, 55]. Также на оценку результатов исследования влияет уровень глюкозы в крови, при гипергликемии повышается количество ложноположительных результатов.

Несмотря на высокую чувствительность, специфичность и достоверность результатов ПЭТ в диагностике периферического рака легкого его применение ограничено в связи с высокой стоимостью процедуры и малодоступностью его применения в клинической практике. В этой связи предпринимаются попытки разработать неинвазивный метод диагностики злокачественных и доброкачественных образований легких [9].

Проводили сравнение информативности метода ОФЭКТ как со специфическими, так и с различными неспецифическими туморотропными радиофармпрепаратами в диагностике рака легкого. При обследовании 25 пациентов с раком легкого выявлена высокая чувствительность, минимальная лучевая нагрузка на пациентов при дифференциальной диагностике солитарных легочных узлов с помощью ОФЭКТ при использовании 99mTc-депреотида [31].

Проводился анализ результатов ОФЭКТ с использованием 99mTC-соматотропина 114 солитарных узлов легких, средний размер которых составлял 2,8 см (0,8-6 см). Чувствительность исследования в диагностике доброкачественных и злокачественных узловых образований составляла 97%, специфичность — 73% [51].

Нерешенность проблемы дифференциальной диагностики узловых образований легких побуждает к поискам дополнительных возможностей уточнения результатов исследования.

Предпринимались попытки использования эхолокации в изучении возможностей трансторакального ультразвукового исследования (ТТУЗИ) в определении семиотики периферического рака легкого. [15, 7]. Описана ультразвуковая симптоматика рака легкого [92]. Кроме того, трансторакальная пункционная биопсия под эхографическим контролем дает возможность получить материал для морфологического исследования из зоны интереса [21]. Однако ТТУЗИ не нашло широкого применения в выявлении и дифференциальной диагностике периферического рака легкого.

 

Литература

 

1. Руководство по химиотерапии опухолевых заболеваний / Под ред. Н.И. Переводчиковой. — М., 2012. — 697 с.

2. Прохач Н.Э. Современный опыт и перспективы применения иммуномодуляторов в комплексной терапии онкологических больных / Н.Э. Прохач,
П.П. Сорочан, И.А. Громакова // Международный медицинский журнал. — 2006. — № 4. — С. 86—93.

3. Гриневич Ю.А. Иммунотерапия в противоопухолевом и противорецидивном лечении онкологических больных / Ю.А. Гриневич // Doctor. — 2003. — № 4. — С. 32—34.

4. Diwanay S., Gautam M., Patwardhan B. Cytoprotection and immynomodulation in cancer therapy / S. Diwanay, M. Gautam, B. Patwardhan // Curr. Med. Chem. Anticancer. — 2004. — Vol. 4, № 6. — P. 479—490.

5. Хаитов Р.М. Основные принципы иммуномодулирующей терапии / Р.М. Хаитов, Б.В. Пинегин // Аллергия, астма и клиническая иммунология. — 2000. — № 1. — С. 9—16.

6. Nelson R.P. Immynomodulation and immynotherapy: drugs, cytokines, cytokine receptors and antibodies / R.P. Nelson, M. Ballow // J. Allergy Clin. Immunol. — 2003. — Vol. 111, Suppl. — P. 720—743.

7. Касьяненко И.В. Применение иммуномодуляторов при химиолучевом лечении больных раком легкого / И.В. Касьяненко, В.М. Пивнюк, А.К. Зиневич // Онкология. — 1999. — № 3. — С. 187—190.

8. Интерферон и тактивин в программе лечения неходжкинских лимфом у детей в периоде ремиссии / Л.А. Махонова, А.В. Киселев, Г.А. Гордина и др. // Вопр. онкологии. — 1995. — Т. 41, № 2. — С. 80—81.

9. Holcombe R.F. Immunomodulation with low dose levamisole in patient with colonic polips / R.F. Holcombe, C.E. McLaren, T. Milovanovic // Cancer Detect. Prev. — 2006. — Vol. 30, № 1. — P. 94—98.

10. Манько В.М. Иммуномодуляция: история, тенденция развития, современное состояние и перспективы / В.М. Манько, Р.В. Петров, Р.М. Хаитов // Иммунология. — 2002. — № 3. — С. 132—138.

11. Лебедев В.В. Имунофан — синтетический пептидный препарат нового поколения: иммунологические и патогенетические аспекты клинического применения / В.В. Лебедев // Иммунология. — 1999. — № 1. — С. 25—30.

12. Имунофан — регуляторный пептид в терапии инфекционных и неинфекционных болезней / В.В. Лебедев, Т.М. Шелепова, О.Г. Степанова и др. // Иммунология. — М., 1998. — 199 с.

13. Применение отечественного препарата имунофана для коррекции гомеостаза у больных местнораспространенным опухолевым процессом / Р.И. Якубовская, А.В. Бойко, Е.Р. Немцова и др. // Росс. онкол. журн. — 1998. — № 6. — С. 36—42.

14. Полиоксидоний — препарат нового поколения иммуномодуляторов с известной структурой и механизмом действия / Р.В. Петров, Р.М. Хаитов, А.В. Некрасов и др. // Иммунология. — 2000. — № 5. — С. 19—23 .

15. Хаитов Р.М. Современные представления о механизме действия полиоксидония / Р.М. Хаитов, Б.В. Пинегин // Иммунология. — 2005. — Т. 26, № 4. — С. 197.

16. Филатова Г.А. Влияние иммуномодулятора полиоксидония на динамику показателей иммунного статуса у пациентов с хроническим обструктивным бронхитом на фоне сахарного диабета 1-го и 2-го типов / Г.А. Филатова, А.М. Попкова, Т.И. Гришина // Иммунология. — 2005. — Т. 26, № 4. — С. 205—208.

17. Коробкова Л.И. Роль иммуномодулятора галавит в онкологической и хирургической практике / Л.И. Коробкова, Л.З. Вельшер, А.Б. Германов // Росс. биотерапевт. журн. — 2004. — Т. 3, № 3. — С. 75—78.

18. Краткий отчет о результатах проведенных исследований эффективности препарата глутоксим в качестве средства сопровождения противоопухолевой, противовирусной и антибактериальной терапии: Метод. рекомендации ЗАО «ВАМ — исследовательские лаборатории». — СПб, 1999. — 64 с.

19. Кадагидзе З.Г. Цитокины / З.Г. Кадагидзе // Практ. онкология. — 2003. — Т. 4, № 3. — С. 131—139.

20. Philip P.A. Interleukin-2 (IL-2) in the treatment of malignant melanoma / P.A. Philip // Exper. OpinInvesting Drugs. — 1998. — Vol. 7, № 3. — P. 361—371.

21. Бережная Н.М. Интерлейкин-2 и злокачественные новообразования / Н.М. Бережная, Б.А. Городецкий. — Киев: Наукова думка, 1992. — 171 с.

22. Neutron or photon irradiation for prostate tumors: enhancement of cytokine therapy in a metastatic tumor model / Hillman G.G., Maughan R.L., Grignon D.J. et al. // Clin. Cancer Res. — 2001. — Vol. 7, № 1. — P. 136—144.

23. Treatment of stage III-IV nasopharyngeal carcinomas by external beam irradiation and local low doses of IL-2 / J.J. Jacobs, G.J. Hordijk, I.M. Jurgenliemk-Schulz et al. // Cancer Immunol. Immunother. — 2005. — Vol. 54, № 8. — Р. 792—798.

24. Энциклопедия лекарств. Регистр лекарственных средств России / Под ред. Г.Л. Вышковского. — М., 2002. — Вып. 9. — 1504 с.

25. Яременко К.В. Злокачественные опухоли. Лечение и лекарственная профилактика / К.В. Яременко, В.Г. Пашинский. — СПб, 2002. — 200 с.

26. Suppressive Eff ect of Modifi ed Arabinoxylan from Rice Bran (MGN-3) on D-Galactosamin-Induced IL-18 Expression and Hepatitis in Rats / S. Zheng, H. Sanada, H. Dohi, S. Hirai, Y. Egashira // JSBA. — 2012. — Vol. 76, № 5. — P. 942—946.

27. Ghoneum M. Synergeistic apoptotic eff ect of Arabinoxylan rice bran (MGN-3/BioBran) Curcumin (Turmeric) on human multiple myeloma cell line U266 in vitro / M. Ghoneum, S. Gollapudi // Neoplasma. — 2011. — Vol. 58, № 2.

28. Ghoneum M. Activation of Human Monocyte-Deribed Cells In Vitro by the Biological Response Modifi er Arabinoxylan Rice Bran (MGN-3/BioBran) Curcumin (Turmeric) on human multiple myeloma cell line U266 in vitro / M. Ghoneum, S. Agraval // J. of Imm. And. Pharma. — 2011. — Vol. 24, № 4. — P. 941—948.

 



Наши партнеры



Copyright © 2015 | Все права защищены
WELCOME | ПОДДЕРЖКА