Онкология ОЦЕНКА ФАКТОРОВ РИСКА РАЗВИТИЯ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У ЖЕНЩИН, ПРОЖИВАЮЩИХ В ЭКОЛОГИЧЕСКИ НЕБЛАГОПРИЯТНОМ РЕГИОНЕ ЮЖНОГО ПРИАРАЛЬЯ В ХОРЕЗМСКОЙ ОБЛАСТИ
rus
ПОВОЛЖСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК

Научно-практический журнал для практикующих врачей и научных работников

Поиск

ОЦЕНКА ФАКТОРОВ РИСКА РАЗВИТИЯ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У ЖЕНЩИН, ПРОЖИВАЮЩИХ В ЭКОЛОГИЧЕСКИ НЕБЛАГОПРИЯТНОМ РЕГИОНЕ ЮЖНОГО ПРИАРАЛЬЯ В ХОРЕЗМСКОЙ ОБЛАСТИ

© Т.К. Худайкулов, А.Т. Худайкулов, 2013
УДК 618.19-006.6-07-036.2

 

Т.К. Худайкулов1, А.Т. Худайкулов2

 

1 Ургенчский филиал Ташкентской медицинской академии, г. Ургенч
2 Республиканский онкологический научный центр МЗ РУз, г. Ташкент

 

Худайкулов Тилла Курбанович — доктор медицинских наук, профессор, заведующий курсом онкологии и лучевой диагностики Ургенчского филиала Ташкентской медицинской академии 220100, Узбекистан, г. Ургенч, ул. Аль-Хоразми, д. 25, тел. (+99893) 748-05-68

 

Реферат. При исследовании факторов риска развития РМЖ выяснено, что значимыми являются: ИМТ 25 и более, возраст 40-60 лет и наследственность; начало менструации в 12-13 лет, их нерегулярность, наличие угрозы выкидыша, вторичное бесплодие, поздние первые роды, три и более аборта, короткий лактационный период, 4 и более родов; применение ВМС и менопауза от 3 до 10 лет; женщины-вдовы или разведенные более 3 лет назад, нерегулярная половая жизнь; воспалительные заболевания женских гениталий, анемия и хронический гепатит; применение спиртных напитков; употребление воды из колодца, прием овощей и фруктов, загрязненных пестицидами и гербицидами, и т.д.; наличие стресса, воздействие химических и органических соединений (пестициды, гербициды и т.п.), перепады температур и пыль; работающие женщины со средним уровнем материального достатка. Ключевые слова: факторы риска, рак молочной железы.

 

 

Введение

 

Рак молочной железы (РМЖ) является одной из актуальных медико-социальных проблем современной онкологии. В мире ежегодно регистрируется более 1,3 млн случаев заболевания. Заболеваемость РМЖ имеет тенденцию к росту как в экономически развитых (1,0-2,0% в год), так и развивающихся странах [3, 6, 19]. В 2015 г. прогнозируется рост числа заболевших до 1,6 млн.

В России и странах СНГ в структуре онкологической заболеваемости РМЖ занимает первое место среди женского населения. Заболеваемость РМЖ составляет от 18-21% в России, Беларуси, Украине, Казахстане, Узбекистане и Киргизстане, до 28-31% в Азербайджане и Армении. В структуре смертности женского населения России наибольший удельный вес имеют злокачественные опухоли молочной железы (17,3%) [3, 6, 19].

По данным канцер-регистра Республиканского онкологического научного центра, в Узбекистане в структуре онкологической заболеваемости РМЖ занимает первое ранговое место. В 2010 г. зарегистрировано 2273 больных РМЖ. Заболеваемость на 100 тысяч населения составила 8,1: смертность — 3,5: одногодичная летальность — 1,1; 46,3% больных поступили в запущенных стадиях РМЖ [12].

Характерными особенностями злокачественных новообразований молочной железы являются высокий темп прироста, территориальная и географическая неравномерность уровней заболеваемости, что связано с разнообразием социально-демографических, экологических, этнических и индивидуальных факторов риска [5, 7, 21].

Негативные факторы антропогенного действия не только становятся пагубными для экологических систем, но и представляют значительную опасность для жизни и здоровья населения. В регионе Аральского кризиса экстремальная экологическая ситуация обусловлена массивным химическим загрязнением территории на протяжении ряда десятилетий высокими дозами пестицидов, гербицидов, сбросом промышленных отходов в реки, питающих Аральское море. В результате высыхания Аральского моря произошли аридизация территории, изменение климата и засоление почвы, нарушение водоснабжения населения [2].

От Аральского кризиса в значительной степени пострадали приближенные к морю области Узбекистана (Каракалпакстан и Хорезмская область). Экстремальная экологическая ситуация оказывает отрицательное влияние на природную среду обитания и условия жизни миллионов жителей.

Благодаря своим демографическим, экологическим и социально гигиеническим характеристикам Хорезмская область является своеобразной моделью исследования заболеваемости РМЖ в Республике Узбекистан.

Анализ статистических показателей в Хорезмской области (ХО) указывает на рост заболеваемости РМЖ. Если в 2005 г. этот показатель составлял 4,9 человека на 100 тысяч населения, то в 2009 году — 7,0; прирост составил 42,8%. Такая негативная тенденция наблюдается и в показателях смертности — 50%. За этот период по республике прирост заболеваемости составил 18,7%, смертности — 17,8%.

Одним из ведущих вопросов онкологии является выявление на отдельных территориях факторов риска развития рака молочной железы с целью разработки профилактических мероприятий.

В настоящее время первичная профилактика РМЖ очень сложна, поэтому исследование и выявление факторов, увеличивающих или уменьшающих заболеваемость РМЖ, представляет большой научно-практический интерес. Целенаправленно действуя на эти факторы, могут быть снижены показатели заболеваемости, запущенности и смертности от РМЖ.

Цель работы — оценить роль медико-демографических, социально-гигиенических и других факторов в заболеваемости раком молочной железы.

 

 

Материалы и методы

 

Исследование было проведено на кафедрах акушерства, гинекологии и онкологии Ургенчского филиала Ташкентской медицинской академии, на базе Хорезмского областного онкологического диспансера: поликлиническое отделение рассчитано на 150 посещений в день, стационар — на 100 коек, 11 онкологических кабинетов в районах области.

Материалом для онкоэпидемиологического исследования послужили 144 больных с морфологически подтвержденным диагнозом РМЖ и 144 «здоровых» женщин, не предъявляющих жалоб на маммологическую патологию. Методом case control проведено исследование факторов риска развития РМЖ.

Расчет и обработка результатов и создание базы данных проводились на персональных компьютерах с использованием встроенных прикладных программ MS Office и с помощью специально разработанной программы для ЭВМ Onkohushyorlik — Оценка факторов риска в онкологии (Регистрационное свидетельство АИС РУз № DGU 02702 от 08.02.2013 г. Авторы — Наврузов С.Н., Худайкулов Т.К., Палванов Т.М., Худайкулов А.Т., Алимходжаева Л.Т).

Статистический анализ накопленного материала проведен методом вычисления отношения шансов (OR), 95%-го минимального и максимального доверительного интервала для OR (CI), показателя соответствия Х2 и достигнутого уровня значимости Р [14, 16].

Используя программы для ЭВМ Onkohushyorlik, после заполнения электронного бланка анкет с бумажного носителя была проведена статистическая обработка данных по выявлению факторов риска. Неравномерность уровня заболеваемости раком молочной железы (РМЖ) отдельных популяций населения подтверждает, что развитие РМЖ связано с действием множественных факторов, укладом жизни населения в данной местности и условиями внешней среды [5, 7, 21].

 

Из всего комплекса факторов были исследованы:

1. пол;

2. возраст;

3. антропометрические данные;

4. национальность;

5. наследственность;

6. репродуктивная функция;

7. заболевания женских половых органов;

8. сопутствующие заболевания;

9. особенности питания и вредные привычки;

10. профессиональная вредность и условия труда;

11. социально-экономический статус.

 

Наиболее значимыми факторами риска возникновения рака молочной железы являются пол и возраст. Ведущие специалисты по раку молочной железы отмечают, что мужчины раком молочной железы болеют в 135 раз меньше, чем женщины. В Хорезмской области за 2010 год раком молочной железы заболели 1 мужчина и 107 женщин, соотношение составило 1:107 (в Узбекистане — 17 мужчин и 2284 женщины, соотношение составило 1:133).

Злокачественными опухолями наиболее часто заболевают люди в возрасте старше 60 лет. РМЖ чаще развивается в предклимактерическом и климактерическом возрасте [11, 13, 18]. Среди всех женщин, заболевших РМЖ, доля больных в возрасте до 30 лет составила 1,5% ^R=0,09; CI=0,02-0,38; х2=15,9; Р=0,001), частота заболеваемости от 30-39 лет увеличилась — 16,7% ^R=0,3; CI=0,18-0,54; Х2=16,63; Р=0,0006), от 40-49 лет — 32,6% ^R=1,25; CI=0,17-2,0; х2=0,8; P=0,002) и наибольшая заболеваемость отмечалась в возрастном интервале 50-59 лет — 36,1% ^R=3,5; CI=1.9-6.2; х2=5,6; Р=0,0005), 60 и старше лет наблюдается снижение заболеваемости — 11,1% ^R=3,5; CI=1.2-9.7; х2=6,2; P=0,0238). Рак молочной железы может развиваться в каждом возрасте, однако вероятность возникновения РМЖ у женщин старше 40 лет намного выше, поэтому им рекомендуется ежегодно проходить профилактический осмотр у онколога.

Одним из факторов, способствующих риску развития РМЖ, является ожирение (8). Проблема лишнего веса на отдельных географических территориях может быть связана с конституциональными особенностями популяции, поэтому нами были исследованы антропометрические данные.

Изучение антропометрических данных показало, что пациентки с РМЖ в 47,9% случаев имели избыточный вес, индекс масса тела (индекс Кетле) составлял 25 и выше (OR=1,78; CI=1,10-2,86; х2=6,2; Р=0,0232).

Национальность. Об уровне заболеваемости РМЖ среди различных этнических групп населения мнения авторов расходятся. В Узбекистане проживает более ста национальностей. Заболеваемость РМЖ на территории республики среди проживающих различных этносов распространена неодинаково. Максимальная частота заболеваемости РМЖ зарегистрирована у евреек, дальше следовали русские, татарки, кореянки и украинки. Наименьшая частота зафиксирована среди среднеазиатских этносов — киргизок, таджичек, туркменок и каракалпачек. Узбечки значимо опережали последние этносы, но существенно уступали еврейкам, русским, татаркам, украинкам и кореянкам [10].

В Хорезмской области из-за малочисленного проживания других этносов получить репрезентативное количество жителей из других этносов не представляется возможным.

Наследственность. В результаты мутационных изменений в различных генах примерно в десяти процентах случаев РМЖ может передаваться по наследству. В возрасте до 50 лет у 50% носительниц онкогенов может развиваться РМЖ [11, 13, 18]. В нашем исследовании у матерей больных РМЖ злокачественные новообразования различных локализаций встречались немного чаще (ОР=2,55), чем в контрольной группе.

К сожалению, в настоящее время из-за сложности и дороговизны генетических исследований массовое тестирование женского населения не представляется возможным.

Репродуктивная функция. Различные сдвиги менструальной, половой, детородной и лактационной функций организма могут способствовать увеличению вероятности возникновения рака молочной железы [4]. Риск развития РМЖ у женщин Хорезмской области при начале менструации в 12-13 лет значимо увеличился (OR=1,6; яО=1,00-2,55; х2=3,55; P=0,05). У 20,9% больных РМЖ менструации были нерегулярными, тогда как в контрольной группе — 7,6% (OR=3,0; CI=1.4-6.4; Х2=9,4; Р=0,0047).

У больных РМЖ по сравнению с контрольной группой в анамнезе значительно чаще наблюдалась угроза выкидыша (OR=5,56; CI=2,05-15,0; х2=12,42; P=0,001), вторичное бесплодие (OR=20,4; CI=2,68-155,2; х2=16,2; P=0,0008) и поздние первые роды (OR=4,27; CI=1,17-15,4; х2=5,6; P=0,0341).

Среди больных РМЖ у 53,5% было три и более абортов, тогда как у здоровых 38,2% (OR=1,85; Cl=1,16-2,97; х2=6,16;P=0,01) лактационный период был более коротким у 9,7 и 4,9% соответственно (OR=2,1).

В литературе отмечается протекторная роль количества родов на развитие рака молочной железы. В нашем исследовании 47,9% больных были отнесены к категории много рожавших 4 и более родов (ВОЗ, 1998), тогда как в контрольной группе 34% (OR=1,78; Cl=1,07-23,95; х2=5,18; P=0,0232). Анализ литературных данных показал наличие единичных сведений о частоте РМЖ среди много рожавших женщин, и у данной категории женщин не изучены факторы риска развития РМЖ.

Развитие РМЖ у много рожавших женщин обусловлено низким социально-экономическим статусом, анемией, наличием немалого числа родов и репродуктивных утрат с кратковременными промежутками, приводящими к ослаблению организма и иммунитета женщин (20).

Для предохранения от нежелательной беременности применение внутриматочной спирали в основной группе увеличило риск развития РМЖ (OR=1,75; CI=1,1-2,8; х2=5,0; P=0,0248).

У пациенток с РМЖ значимо часто отмечались продолжительность менопаузы от 3 до 10 лет (OR=2,3; CI=1,17-4,64; х2=6,1; P=0,021).

Семейное положение. О роли семейного положения в возникновении РМЖ имеются разноречивые мнения авторов. В основной группе у 16% женщин брак был вторым, в контрольной группе только у 6,25% (OR=2,85; CI=1,27-6,4; х2=6,89; Р=0,015); половая жизнь нерегулярной у 16,0 и 11,1% соответственно (OR=5,3; CI=2.9-10.0; х2=5,92; Р=0,0005). Среди пациенток (OR=3,62; CI=1,64-7,98; х2=10,04; Р=0,0024) отмечались женщины-вдовы РМЖ значительно чаще или разведенные более трех лет назад (OR=2,33; Р=0,2571). Анализ литературных данных показывает, что длительный психоэмоциональный стресс проявляется повышением чувствительности организма к влиянию канцерогенных и мутагенных факторов [7, 13]. У одиноких женщин на почве длительного стресса наблюдается гормональный дисбаланс и иммунодепрессивное состояние, которые увеличивают вероятность развития гормонозависимых опухолей, в том числе и рака молочной железы. За последние годы доказана взаимосвязь различных гинекологических заболеваний с патологическими изменениями в молочных железах. На фоне имеющихся патологий женских гениталий происходит нарушение синтеза, репродукции и кумуляция половых гормонов. При изменении содержании прогестерона и эстрогенов в крови развивается фиброзно-кистозная мастопатия молочных желез. Миома матки, эндометриоз, хронические сальфингоо-фариты и кисты яичников могут способствовать дисбалансу нейроэндокринного состояния, что в свою очередь может послужить толчком для развития рака молочной железы или гиперпластических процессов [15].

У больных РМЖ 6,25% немного чаще по сравнению с женщинами контрольной группы — 4,86% (OR=1,3; CI=0,47-3,6; х2=0,26; Р=0,79) отмечено наличие миомы матки, что, видимо, связано с проявлениями дис-гормональных состояний, а также воспалительные заболевания гениталий — 28,5 и 9,7% соответственно (OR=3,69; CI=1,9-7,14; х2=15,2; Р=0,0007).

Сопутствующие заболевания. По мнению некоторых авторов, риск развития РМЖ увеличивается при наличии сопутствующих и предшествующих заболеваний, которые приводят к расстройству эндо-кринно-метаболических механизмов и повышают чувствительность организма к воздействию различных токсических агентов. Как в репродуктивном, так и в климактерическом периоде при повышенном весе в жировой ткани вырабатываются экстраовариальные эстрогены, нарушение равновесия которых приводит к увеличению риска развития РМЖ. Эндокринно-мета-болические нарушения, обусловленные атеросклерозом, гипертонической болезнью, ожирением, сахарным диабетом, заболеваниями печени, щитовидной железы, могут способствовать риску развития РМЖ [14, 17, 18].

Многочисленные исследования показали, что пыль, ветер и соли, поднимающиеся со дна высохшего бассейна Аральского моря, оказывают неблагоприятное влияние на здоровье людей. Несмотря на проводимые медико-профилактические мероприятия, среди населения региона наблюдается увеличение заболеваемости анемией, различной патологией щитовидной железы, инфекционным гепатитом и др. Уровень заболеваемости инфекционным гепатитом превышает средне республиканские показатели в 11-14 раз [1].

В Хорезмской области у больных РМЖ значимо чаще наблюдаются анемия 36,8% по сравнению с контрольной группой — 12,5% (OR=4,10; CI=2,5-6,7; х2=31,16; Р=0,0005), а также хронический гепатит — 8,3 и 1,38% соответственно (OR=6,45; CI=1,41-29,3; х2=6,08; Р=0,014).

Проведенный сравнительный анализ показал, что анемия и хронический гепатит могут быть способствующими факторами риска развития РМЖ.

Питание. Состав пищи имеет очень большое значение в возникновении РМЖ. В составе питания уменьшение жиров животного происхождения, прием преимущественно растительной пищи, большое количество морепродуктов, богатых йодом и селеном, пророщенных зерновых, орехов, яиц, содержащих цинк, нормализуют метаболизм простагландинов и процессы клеточного иммунитета. Такое питание свойственно населению многих азиатских стран, поэтому частота заболеваемости РМЖ в Китае, Корее и Японии снижена.

Недостаточное употребление фруктов, зелени, овощей, рыбы, морепродуктов, преимущественное употребление пищи, богатой животными жирами и белками, легкоусвояемыми углеводами, снижает приспособительные свойства противоопухолевого иммунитета [5, 11, 18, 26].

На основании анкетных данных изучена специфика питания больных РМЖ и контрольной группы. Кли-матогеографические условия, уклад жизни населения Хорезмской области определили необходимость питания нежирной и достаточно сбалансированной пищей. По сравнению с другими областями Узбекистана баранина и курдючный жир для приготовления блюд используется очень редко. Для приготовления блюд в основном используется мука, рис, джугары, овощи, хлопковое масло и говядина. Более 66,3% населения проживают в сельской местности, причем большинство из них имеют участки для выращивания овощей и фруктов, держат скот для обеспечения семьи молочными продуктами.

У большинства женщин обеих групп приготавливаемые блюда не отличались разнообразием. Обычные овощи применяли для приготовления пищи (картофель, морковь, репа, свекла, капуста, помидоры, огурцы) и/или фрукты (яблоки, груши, виноград, гранаты, груши).

В Хорезмской области для повышения урожайности сельского хозяйства широко используются различные органические удобрения и средства химической защиты растений. Нерациональное применение пестицидов обусловило чрезмерную загрязненность внешней среды. Так, в 1999 году в 40,3% проб воды, 53,8% проб почвы, 55,5% проб атмосферного воздуха при дефолиации и в 56,7% пищевых продуктов были обнаружены остаточные количества пестицидов. Загрязняющие вещества мигрируют в почвенном растворе, переходят в растения, далее в ткани животных и к человеку по пищевой цепочке. На территории области около 40% почв загрязнено такими гербицидами, как ДДГ и ГХЦГ, количество которых за 2009 год составило кратность повышения предельно допустимого значения в 1-3 раза, за 2010 год — 1-9 раз, за 2011-й — 1-3,4 раза [1].

Период максимального применения пестицидов (1980-1995 гг.) показал, что с насыщением экологической среды пестицидами уровень заболеваемости хроническим бронхитом, бронхиальной астмой, эрозией шейки матки, нефритом, язвенной болезнью желудка, желчнокаменной и мочекаменной болезнями, ишемической болезнью сердца, гипертонической болезнью, анемией, хроническим гепатитом, онкологическими заболеваниями в динамике увеличивается [1].

Больные РМЖ употребляли фрукты и/или овощи ежедневно или несколько раз в неделю — 57,8%, в контрольной группе таковых было значимо меньше — 34,0% (OR=2,6; CI=1,6-4,2; х2=15,2; Р=0,0007).

При исследовании особенностей питания обеих групп выявлено значимо большее употребление овощей и фруктов больных РМЖ по сравнению со здоровыми.

Специфику сельскохозяйственных работ обусловливает присутствие в Республике Узбекистан одного из основных экзогенных факторов (диоксиды) риска развития злокачественных опухолей. Диоксиды, которыми всегда загрязнены производные аминной соли 2,4-дихлорфеноксиуксусной кислоты, начиная с середины 60-х годов прошлого века, широко используются в республике в качестве пестицидов [9]. Диоксиды причислены МАИР к 1-й группе канцерогенных веществ для человека (Майстренко В.Н. и др., 1996). Основным источником загрязнения поверхностных вод в республике является орошаемое земледелие, на которое приходится 78% сброса сточных вод с высоким содержанием солей и пестицидов [9].

В Хорезмской области более 36% сельских жителей для хозяйственно-питьевых нужд используют колодезную воду. Высокое стояние грунтовых вод и засоленность почвы обусловливают состав воды в колодцах. Анализ колодезной воды показал, что более чем 69,2% проб воды не соответствует санитарно-хи-мическим требованиям, где отмечается превышение содержания сухого остатка до 10 г/л, общая жесткость — до 35 мг/экв. литр [1]. При сравнительном анализе выявлено, что больные РМЖ наиболее чаще употребляли воду из колодца (8,3%), чем женщины контрольной группы (2,1%), ^R=4,27; CI=1,17-15,4; х2=5,6; P=0,034). Использование питьевой воды из водопровода уменьшило риск развития РМЖ ^R=0,93).

Вредные привычки. Курение табака и употребление спиртных напитков обычно относят к вредным привычкам. Ряды авторов высказывают мнение о том, что в возрасте до тридцати лет регулярное употребление алкоголя при наличии других отрицательных факторов может стать способствующим фактором риска развития РМЖ [5, 7, 13, 18, 30]. Несмотря на это, мнения авторов о роли спиртных напитков в развитии РМЖ расходятся.

При сравнительном анализе больные РМЖ по сравнению с контрольной группой в 3,8 раза чаще употребляли спиртные напитки (OR=4,22; CI=1,5-11,6; х2=8,9; Р=0,006).

В развитии большинства злокачественных опухолей курение является одной из основных причин. Под воздействием курения изменяется репродуктивная функция женщин. У курящих женщин увеличивается риск неблагополучного исхода беременности и в 2 раза чаще наблюдается бесплодие. Спонтанный рак молочной железы часто может развиваться у злостных курящих женщин [5, 7, 13]. В нашем исследовании единичные женщины обеих групп нерегулярно принимали «насвай». Однако нам не удалось получить репрезентативных данных о роли «насвая» в развитии

 

РМЖ

Производственная вредность. По данным МАИР, более ста химических соединений входит в состав сложных смесей, биологических и физических факторов, которые оказывают канцерогенное действие на человека при контакте на производстве и в быту [5, 22].

Десятилетиями с водами рек Сырдарьи и Амуда-рьи к Аральскому морю стекались десятки тысяч тонн ядохимикатов, минеральных удобрений, пестицидов и других вредных, трудно распадающихся химических веществ и осевших на дно моря как в отстойнике. Это способствовало загрязнению воздушного бассейна, почвы и воды тысячами тонн мелкодисперсной пыли и ядовитой соли, несущихся песчано-солевыми бурями с осушенных берегов и дна моря. Суммарное влияние неблагоприятной окружающей среды привело к серьезным осложнениям состояния здоровья населения [1].

В процессе трудовой деятельности на больных РМЖ оказывали отрицательное действие такие факторы, как перепады температурного режима и пыль (OR=4,2; CI=1,17-15,4; х2=5,69; P=0,03), воздействие химических и органических соединений (пестициды, гербициды и т.д.) (OR=1,5), стресс (71,5%) (OR=6,3; CI=3,8-10,5; х2=3,44; P=0,0005). Изучение анамнеза условий труда больных РМЖ позволяет сказать, что вредные производственные условия труда, особенно при сочетанном воздействии нескольких отрицательных факторов, могут служить потенциальным фактором риска развития РМЖ.

Социально-экономический статус. Социально-экономический статус женщины, отражая распределение различных факторов риска (репродуктивность, особенности питания и медицинского обслуживания и т.д.), является одним из важных показателей риска развития злокачественной опухоли [7].

При сравнительном анализе в основной группе — 18%, контрольной — 23,6% женщины были служащими (OR=0,71). Среди больных женщин домохозяйками были 61,1% в контрольной группе — 57,6% (OR=1,15; CI=0,72-1,84; х2=0,36; Р=0,63).

У неработающих женщин наблюдался меньший риск развития РМЖ, что, видимо, связано с отсутствием производственных вредностей и стрессовых ситуаций на работе (OR=1,89; CI=1,1-4,24; х2=6,36; P=0,012).

Изучение связи риска РМЖ с материальной обеспеченностью показало, что среди больных были в основном женщины среднего обеспечения — 89,6% (OR=2,1; CI=1,1-4,24; х2=5,25; P=0,033).

При исследовании связи риска развития РМЖ с уровнем образования значимой роли последнего не отмечено. Больные РМЖ имели высшее образование — 10,4% (OR=0,68), среднее — 84% (OR=1,44), здоровые — 14,6 и 79,2% соответственно.

Миграция. Исследование миграционной подвижности анкетированных женщин показало, что большинство из них в обеих группах вели оседлый образ жизни. Вместе с тем выяснено, что больные РМЖ совершали маятниковые миграционные движения в пределах области — 46,5%, в контрольной группе таковых было значительно меньше — 29,7% (OR=2,04; CI=1,25-3,31; х2=7,78; P=0,006).

 

 

Вывод

 

В регионе Южного Приаралья (Хорезмская область) к значимым факторам риска развития РМЖ относятся:

1. Избыточная масса тела, ИМТ — 25 и более, возраст — 40-60 лет и наследственность (имеются злокачественные опухоли у родственников первой линии).

2. Специфика репродуктивного анамнеза: начало менструации в 12-13 лет, нерегулярные менструации, наличие угрозы выкидыша, вторичное бесплодие, поздние первые роды, три и более аборта, короткий лактационный период (менее 6 месяцев), 4 и более родов; предохранение от беременности с применением ВМС и продолжительность менопаузы от 3 до 10 лет.

3. Особенности семейной жизни: женщины-вдовы или разведенные более трех лет назад, нерегулярная половая жизнь.

4. Сопутствующие болезни: воспалительные заболевания женских половых органов, анемия и хронический гепатит.

5. Наличие вредных привычек: применение спиртных напитков.

6. Особенности питание: употребление воды из колодца, прием овощей и фруктов, загрязненных пестицидами и гербицидами и т.д.

7. Производственные вредности: наличие стресса, воздействие химических и органических соединений (пестициды, гербициды и т.п.), перепады температуры и пыль.

8. Особенности социально-экономического статуса: работающие женщины со средним уровнем материального обеспечения.

 

 

Литература

 

1. Абдуллаев Р.Б., Дусчанов Ш.Б., Маткаримова Д.С., Му-саев М.Р., Хамидова Г.С., Абдуллаев И.Р. Аральский кризис: проблемы экологической культуры и здоровья. — Ургенч, 2012. — 116 с.

2. Атаниязова О.А. Репродуктивная функция женщин в регионе Аральского экологического кризиса: автореф. дис. ... д-ра мед. наук / Атаниязова О.А. — М., 1996. — 23 с.

3. Давыдов М.И., Аксель Е.М. Статистика злокачественных новообразований в России и странах СНГ в 2009 году // Вестник РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН.—Июль-сентябрь 2011 г. — Т. 22, № 3 (85), прил. 1.

4. Габуния М.С. Репродуктивное здоровье женщин и состояние молочных желез: автореф. дис. ... д-ра мед. наук / М.С. Габуния. — М., 2001. — 23 с.

5. Заридзе Д.Г.. Канцерогенез / Д.Г. Заридзе. — М.: Медицина, 2005. — 401 с.

6. Иванов В.Г. Эпидемиологические факторы риска, ранняя диагностика рака молочной железы / В.Г. Иванов // Практическая онкология. — СПб, 2004. — С. 20—21.

7. Ильницкий А.П. Бедность, стресс, рак / А.П. Иль-ницкий // Вместе против рака. — 2004. — № 3. — С. 5—7.

8. Котов А.В. Доля жировой ткани в молочных железах больных РМЖ: связь с активностью аромата-зы и содержанием адипоцитокинов / А.В. Котов, А.Ю. Ковалевский, Т.Е. Порошина // Материалы конференции. — СПб, 2006. — С. 71—72.

9. Кудрявцев И.Ю. Анализ состояния онкологической службы в Навоийском регионе и организация противораковой борьбы: автореф. дис. ... д-ра мед. наук / Кудрявцев И.Ю. — М., 2008. — 23 с.

10. Кутлимуратов А.Б., Хаитбаев Б.М., Юсупов Б.Ю., Таджиев Х.К., Махмудова М.Т., Рустамов А.Х. Этнос и рак: Эпидемиологические аспекты интегральной (системной) теории рака. — Ташкент - Алматы, 2007. — 175 с.

11. Летягин В.П. Опухоли молочной железы (клиника, диагностика, лечение, прогноз) / В.П. Летягин. — М., 2000. — 143 с.

12. Наврузов С.Н., Ходжаев А.В., Худайкулов А.Т. Рак молочной железы. Проблемы ранней диагностики и профилактики. Методические рекомендации. — Ташкент, 2013.

13. Нелюбина Л.А. Рак молочной железы: причины, тенденции заболеваемости и профилактика / Л.А. Нелюбина // Вместе против рака. — 2008. — № 4. — С. 13—19.

14. Петри А., Сэбин К. Наглядная статистика в медицине (перевод с английского). — М., 2003. — 296 с.

15. Поддубный М.И. Сочетание гинекологических заболеваний с патологическими изменениями молочных желез / М.И. Поддубный, Ш.Г. Жученко, Т.В. Багаева // Российский вестник акушерства и геникологии. — 2001. — № 2. — С. 47— 49.

16. Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICA. — М.: МедиаСфера, 2002. — 312 с.

17. Райхман Я.Г. Новое в профилактике рака / Я.Г. Райхман // Медицинский клинический журнал. — 2007. — № 10. — С. 27.

18. Семиглазов В.Ф. Рак молочной железы. — М.: МЕД-пресс-информ, 2009. — 172 с.

19. Состояние онкологической помощи населению России в 2011 году (заболеваемость и смертность) / под ред. В.И. Чиссова, В.В. Старинского, Г.В. Петровой. — М., 2013. — 289 с.

20. Умарова С.Г. Злокачественные новообразования органов репродуктивной системы у много рожавших женщин Таджикистана: автореф. дис. ... д-ра мед. наук / С.Г. Умарова. — Бишкек., 2013. — 23 с.

21. Эпидемиология рака молочной железы в Приморском крае / Л.Ф. Писарева, И.Н. Одинцова, О.А Ана-нина, О.Ю. Муранова, Л.И. Турина // Сибирский онкологический журнал. — 2010. — № 1. — С. 50—55.

22. Юдин С.В. Научное обоснование системы профилактики природных и антропогенных факторов риска онкологической патологии в специфических условиях Приморского региона: автореф. дис. ... д-ра мед. наук / С.В. Юдин. — СПб, 2003. — 44 с.

23. Cann S.A. Hypothesis: lodini, selenum and the development of breast cancer / S.A. Cann, J.P. Netten, C. Netten et al. // Cancer Causer and Contr. — Vol. 11, № 2. — P. 121 — 127.

24. Gerber B. Einfluss von Umwelt, Ernahrung und Lebensstil auf das Brustkrebsrisiko / B. Gerber // Dtsch. Arztebl. — 2001. — Vol. 98, № 24. — P. 1286—1292.

25. Koyama H. Prophylaxis and early detection for breast cancer / H. Koyama, H. Inaji, K. Motomura et al. // JMAJ: Jap. Med. Assoc. J. — 2001. — Vol. 44, № 6. — P. 250—254.

26. Sainsbury J.R. ABC of breast diseases: breast cancer / J.R. Sainsbury, T.J. Anderson, D.A. Morgan // BMJ, 2000. — № 321. — P. 745—750.

27. Silva O.E. Report of the International Workshop on Screening for Breast Cancer / O.E. Silva, S. Zurrida // Breast Cancer a Practical Guide. — 2005. — P. 54—55. http://netoncology.ru

28. Types of dietary fat and breast cancer: a pooled analysis of cohort studies / S.A. Smith-Warner, D. Spiegelman, H.O. Adami et al. // Int J Cancer. — 2001. — № 92. — P. 767—774.

29. Vachon С. Investigation of an interaction of alcohol intake and family history on breast cancer risk in the Minnesota Breast Cancer Family Study / C. Vachon, J.R. Cerhan, R.A. Vierkant, T.A. Sellers // Cancer. — 2001. — № 20. — P. 240—242.



Наши партнеры



Copyright © 2015 | Все права защищены
WELCOME | ПОДДЕРЖКА