Онкология ИНФОРМАТИВНОСТЬ РАЗЛИЧНЫХ МЕТОДОВ ДИАГНОСТИКИ В ВЫЯВЛЕНИИ РАКА ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ
rus
ПОВОЛЖСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК

Научно-практический журнал для практикующих врачей и научных работников

Поиск

ИНФОРМАТИВНОСТЬ РАЗЛИЧНЫХ МЕТОДОВ ДИАГНОСТИКИ В ВЫЯВЛЕНИИ РАКА ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

© И.Б. Чигирёва, Р.Ш. Хасанов, С.В. Панченко, М.Г. Шарафутдинов, 2016

УДК 616.65-006.6-07

И.Б. Чигирёва1, Р.Ш. Хасанов2, С.В. Панченко1, М.Г. Шарафутдинов3

1ГУЗ «Областной клинический онкологический диспансер», г. Ульяновск

2ГБОУ ДПО «Казанская государственная медицинская академия» МЗ РФ, г. Казань

3ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный университет», г. Ульяновск 

Чигирёва Инна Борисовна ― заместитель главного врача по организационно-методической работе ГУЗ «Областной клинический онкологический диспансер»

432017, г. Ульяновск, ул. 12 Сентября, д. 90, тел.: (8422) 32-61-03, +7-927-818-16-76, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. 

Реферат. В статье представлены результаты обследования 73 пациентов с подозрением на рак предстательной железы. Проведен сравнительный анализ информативности различных методов ранней диагностики рака предстательной железы. Таких, как пальцевое ректальное исследование, определение уровня простатспецифического антигена, трансректальное ультразвуковое исследование, компрессионная соноэластография, определение экспрессии гена РСА3 в моче. Получены данные об улучшении результатов диагностики рака предстательной железы при добавлении компрессионной соноэластографии к стандартной диагностической триаде, а также при определении экспрессии РСА3 в моче. 

Ключевые слова: рак предстательной железы, простатспецифический антиген, трансректальное ультразвуковое исследование, компрессионная соноэластография, РСА3.

Проблема диагностики рака предстательной железы (РПЖ) имеет на сегодняшний день особую актуальность и практическую значимость ввиду неуклонного роста заболеваемости и смертности от данной патологии [1]. РПЖ является второй, наиболее часто диагностируемой злокачественной опухолью и пятой по значимости причиной смерти от онкопатологии у мужчин в мире [5]. В России удельный вес РПЖ в структуре онкологической заболеваемости мужского населения увеличился с 1,5% в 1998 г. до 12,9% в 2013 г. и занял 2-е место после злокачественных новообразований органов дыхания. В структуре смертности мужского населения России РПЖ за последние годы вышел на 3-е место после рака легкого и желудка [2]. Ранняя диагностика РПЖ является одним из важных, но противоречивых вопросов современной онкоурологии. На протяжении последних лет в профессиональных сообществах не утихает дискуссия по вопросам ранней диагностики и скрининга РПЖ, имеющего как своих убежденных сторонников, так и ярых противников.

Широкое распространение во всем мире скрининговых методов для раннего выявления РПЖ, таких как: определение уровня простатспецифического антигена (ПСА) в сыворотке крови, пальцевое ректальное исследование (ПРИ), ― привело к увеличению количества выполняемых биопсий предстательной железы. В Кокрановском обзоре (2013), включающем результаты мета-анализа пяти рандомизированных исследований, опубликовано, что скрининг РПЖ существенно не уменьшает смертность [5]. Исключением явилось Европейское исследование ERSPC, исследователи которого пришли к выводу, что ПСА-скрининг снизил уровень смертности, но был связан с высоким риском гипердиагностики [9]. Пока подход к скринингу РПЖ в разных Западных странах отличается [3, 4, 6-8].

Это заставляет искать новые методы раннего выявления РПЖ. В этой связи для улучшения ранней диагностики РПЖ мы оценили эффективность компрессионной соноэластографии (КЭГ) и генетического анализа на определение экспрессии PСА3 в моче в сравнении со стандартной диагностической триадой (пальцевое ректальное исследование, анализ сыворотки на ПСА, трансректальное ультразвуковое исследование (ТРУЗИ)).

Цель исследования ― оценка информативности различных методов диагностики в раннем выявлении рака предстательной железы.

Материал и методы

В исследование включено 2 группы больных с подозрением на РПЖ, выявленном при пальцевом ректальном исследовании и/или с уровнем сывороточного ПСА выше 4 нг/мл. В обеих группах всем пациентам было проведено стандартное обследование ― ПРИ, ПСА и ТРУЗИ. Далее больным 1-й группы (n=39) была проведена компрессионная соноэластография, 2-й группы (n=34) ― исследование мочи на РСА3.

Для оценки эластографических изменений в исследовании использована классификация эластограмм K. Kamoi и соавторов (2008), включающая 5 типов [7]. К первому типу относятся трехцветные изображения при простых кистах, ко второму ― все эластичные структуры, картирующиеся преимущественно зеленым цветом, к третьему типу ― мозаичная картина образований, к четвертому типу отнесены структуры, в которых в равной степени встречались и плотные, и эластичные участки, картирующиеся синим и зеленым цветами, к пятому типу ― структуры высокой плотности или жесткие синего цвета.

Наличие экспрессии мРНК гена PCA3 определяли с помощью полимеразной цепной реакции (обратная транскрипция) в реальном времени.

Всем больным была выполнена трансректальная мультифокальная биопсия предстательной железы под контролем ультразвукового исследования. После проведения гистологического исследования биоптатов предстательной железы в 1-й группе в 18 случаях (46,2%) была выявлена неопухолевая патология, в 21 случае (53,9%) выявлен рак. У больных 2-й группы в 12 случаях (35,3%) была выявлена неопухолевая патология и в 22 случаях (64,7%) выявлен рак.

В 1-й группе средний возраст пациентов составил 67±13,6 лет (диапазон 55-84 лет). Средний уровень сывороточного ПСА ― 24,3±4,7 нг/мл (диапазон 1,05-154 нг/мл). Патология при ПРИ выявлена у 79,49% (31 чел.).

Средний возраст пациентов 2-й группы составил 65±6,4 лет (диапазон 48-84 лет). Средний уровень сывороточного ПСА ― 28,0±12,9 нг/мл (диапазон 0,71-437,52 нг/мл). Патология при ПРИ отмечена у 31 из 34 пациентов (91,18%).

Проведена сравнительная оценка информативности компрессионной соноэластографии, анализа мочи на РСА3 и стандартной диагностической триады (ПРИ, ПСА, ТРУЗИ). Изучены чувствительность, специфичность, точность, предсказательная ценность положительного и отрицательного тестов, проведен ROC-анализ с подсчетом площади под кривой (AUC).

 

Рис. 1. Корреляция эластографического типа и суммы баллов по Глисону

Рис. 2. Корреляция эластографического типа и степени дифференцировки РПЖ

Рис. 3. Корреляция эластографического типа и стадии РПЖ

Рис. 4. ROC-кривая информативности тестов ПСА+ПРИ в диагностике РПЖ

Рис. 5. ROC-кривая информативности тестов ПСА+ПРИ+ТРУЗИ в диагностике РПЖ

Рис. 6. ROC-кривая информативности тестов ПСА+ПРИ+ТРУЗИ+КЭГ в диагностике РПЖ

Рис. 7. ROC-кривая информативности теста РСА3

 

Результаты и обсуждение

У пациентов 1-й группы было выявлено следующее распределение по типам эластографической картины: 2-й тип эластографической картины определен у 7 чел. (17,95%), 3-й тип эластографической картины ― у 4 чел. (10,26%), 4-й тип ― у 12 чел. (30,77%), 5-й тип ― у 16 чел. (41,03%).

Результаты исследований, распределенные в соответствии с эластографическими данными, степенью дифференцировки РПЖ и стадией РПЖ представлены в таблицах 1, 2. Из таблицы 1 следует, что все случаи с умереннодифференцированным и недифференцированным раком имели 5-й эластографический тип. Высокодифференцированный рак при КЭГ имел по одному случаю 2 и 3-й типы, в трех случаях ― 4-й тип и в пяти случаях ― 5-й тип эластографической картины. Как видно в таблице 2, ранним стадиям РПЖ в двух случаях соответствовали 2 и 3-й эластографические типы, в трех случаях ― 4-й тип и в четырех случаях ― 5-й тип.

При распространенных стадиях РПЖ в одном случае определялся 4-й тип эластографической картины и в одиннадцати случаях ― 5-й тип.

Была изучена взаимосвязь эластографического типа с несколькими показателями: суммой баллов по Глисону, степенью дифференцировки РПЖ и стадией РПЖ. Проведен непараметрический корреляционный анализ ― ранговая корреляция по Кендаллу. Во всех случаях выявлена высоко значимая умеренная прямая корреляция эластографического типа с указанными параметрами ― суммой баллов по Глисону (τ=0,71, р=0,000007) (рис. 1), степенью дифференцировки РПЖ (τ=0,42, р=0,007444) (рис. 2) и стадией РПЖ (τ=0,52, р=0,000902) (рис. 3).

У пациентов 2-й группы в половине случаев (17) была выявлена экспрессия РСА3 (табл. 3). Как видно из таблицы 3, при наличии экспрессии РСА3 в одном случае (5,9%) из семнадцати при гистологическом исследовании определена неопухолевая патология, в 16 случаях (94,0%) ― рак. При отсутствии экспресси РСА3 в 11 случаях (64,7%) выявлена неопухолевая патология, а в 6 случаях (35,3%) ― рак.

Для изучения взаимосвязи экспрессии РСА3 с суммой баллов по Глисону, степенью дифференцировки и стадией РПЖ был проведен непараметрический корреляционный анализ ― ранговая корреляция по Кендаллу. Статистически значимой корреляции указанных параметров не выявлено.

Проведен анализ информативности КЭГ и определения экспрессии РСА3 в моче в диагностике РПЖ в сравнении со стандартной диагностической триадой (табл. 4). Наиболее высокая чувствительность (90,9%) отмечена при проведении традиционных для диагностики РПЖ методик ― ПРИ в сочетании с определением ПСА в сыворотке крови. Но следует отметить, что эти методы показывают очень низкую специфичность ― 5,9%. Информативность стандартной диагностической триады невысокая: чувствительность ― 61,9%, специфичность ― 72,2%, точность ― 66,7%. Добавление к этим методикам КЭГ повышает чувствительность до 71,4%, специфичность ― до 94,4%, точность ― до 82,1%. Показатели информативности при проведении ПРИ+ПСА +ТРУЗИ+КЭГ и определении экспрессии РСА3 сопоставимы.

Таблица 1. Результаты компрессионной соноэластографии, распределенные в соответствии со степенью дифференцировки РПЖ (n=21)

Степень дифференцировки РПЖ

Эластографические типы

Всего

2 тип

3 тип

4 тип

5 тип

Высокодифференцированный

1 (100%)

1 (100%)

3 (75%)

5 (33,3%)

10

Умереннодифференцированный

 

 

 

6 (40%)

6

Нинизкодифференцированный

 

 

 

4 (26,7%)

4

Не установлена

 

 

1 (25%)

 

1

Всего

1

1

4

15

21

 

Таблица 2. Результаты компрессионной соноэластографии, распределенные в соответствии со стадиями РПЖ (n=21)

Стадии РПЖ

Эластографические типы

1

2

3

4

5

I

 

 

1 (100%)

 

 

II

 

1 (100%)

 

3 (75,0%)

4 (26,77%)

III

 

 

 

1 (25,0%)

6 (40,0%)

IV

 

 

 

 

5 (33,3%)

Всего

 

1

1

4

15

 

Таблица 3. Результаты гистологического исследования, распределенные в соответствии с экспрессией РСА3 (n=34)

Степень дифференцировки РПЖ (абс.)

Экспрессия +

Экспрессия –

Всего

Неопухолевая патология

1

11

12

Рак

16

6

22

Всего

17

17

34

  

Таблица 4. Сравнение показателей информативности различных методик в диагностике РПЖ

Показатель информативности

ПРИ+ПСА

ПРИ+ПСА+

ТРУЗИ

ПРИ+ПСА+ТРУЗИ+КЭГ

РСА3

Чувствительность, %

90,9

61,9

71,4

78,9

Специфичность, %

5,9

72,2

94,4

93,3

Точность, %

53,8

66,7

82,1

85,3

Предсказательная ценность положительного теста, %

55,6

72,2

93,8

93,8

Предсказательная ценность отрицательного теста, %

33,3

61,9

73,9

77,8

 

Таблица 5. Значения AUC для различных диагностических методик в диагностике РПЖ

Диагностические методики

AUC

95% ДИ

р

ПРИ+ПСА

0,914

0,906–0,923

<0,001

ПРИ+ПСА+ТРУЗИ

0,894

0,886–0,902

ПРИ+ПСА+ТРУЗИ+КЭГ

0,934

0,924–0,943

РСА3

0,986

0,975–0,997

Проведена оценка диагностической эффективности каждого метода на основе построения характеристических кривых (ROC-кривых) с оценкой площади под кривой (AUC).

ROC-кривые информативности тестов в выявлении РПЖ представлены на рисунках 4-7. На основании кривых вычислены значения AUC (площади под кривой) для каждого теста (табл. 5).

Наилучшее качество диагностического теста у методики РСА3 (AUC=0,986, 95% ДИ 0,975–0,997) и при использовании КЭГ (AUC=0,934, 95% ДИ 0,924–0,943). Стандартная диагностическая триада (ПРИ+ПСА+ТРУЗИ) имеет более низкое качество теста (AUC=0,894, 95% ДИ 0,886–0,902) (табл. 5).

1. Использование комплекса клинических, лабораторных и лучевых методов, включающего ПРИ, анализ крови на ПСА, ТРУЗИ с применением методики КЭГ, анализа мочи на РСА3, улучшает диагностику рака предстательной железы.

2. Включение компрессионной эластографии в стандартную триаду исследований для ранней диагностики рака предстательной железы значительно увеличивает ее информативность. Чувствительность повышается до 71,4%, специфичность ― до 94,4%, точность ― до 82,1%, предсказательная ценность положительного теста ― до 93,8%, предсказательная ценность отрицательного теста ― до 73,9%, определяется высокое качество диагностического теста (AUC=0,934).

3. Методика определения экспрессии РСА3 имеет большую, чем у стандартной диагностической триады, чувствительность (78,9%), точность (85,3%) и предсказательную ценность отрицательного теста (77,8%), а также наилучшее из исследуемых тестов качество (AUC=0,986). Методика определения РСА3 имеет сходные с КЭГ показатели информативности, но более сложную технику выполнения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Аполихин О.И. Анализ уронефрологической заболеваемости в Российской Федерации по данным официальной статистики / О.И. Аполихин, А.В. Сивков, Д.А. Бешлиев и др. // Экспериментальная и клиническая урология. — 2010. — №1. — С. 4-10.

2. Каприн А.Д. Злокачественные новообразования в России в 2013 году (заболеваемость и смертность) / А.Д. Каприн, В.В. Старинский, Г.В. Петрова. — М.: ФГБУ «МНИОИ им П.А. Герцена» Минздрава России, 2015. — 235 с.

3.  Carter H.B. Early detection of prostate cancer: AUA guideline / H.B. Carter, P.C. Albertsen, M.J. Barry et al. // J. Urol. — 2013. ― 190. — P. 419-426.

4. Heidenreich A. Early detection of prostate cancer: European Association of Urology recommendation / A. Heidenreich, P.A. Abrahamsson, W. Artibani et al. // Eur. Urol. — 2013. ― 64. — P. 347-354.

5.  Ilic D. Screening for prostate cancer / D. Ilic, M.M. Neuberger, M. Djulbegovic et al. // Cochrane Database Syst. Rev. — 2013 Jan. 31; 1. [Электронный ресурс]. ― Режим доступа: http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1002/14651858.CD004720.pub3/abstract. 

6. Kim E.H. Prostate-specific antigen-based screening: controversy and guidelines / E.H. Kim, G.L. Andriole // BMC Med. — 2015. — 13. — P. 61.

7. Murphy D.G. The Melbourne Consensus Statement on the early detection of prostate cancer / D.G. Murphy, T. Ahlering, W.J. Catalona et al. // BJU Int. — 2014. ― 113. — P. 186-188.

8. Qaseem A. Screening for prostate cancer: a guidance statement from the clinical guidelines committee of the American College of Physicians / A. Qaseem, M.J. Barry, T.D. Denberg et al. // Ann. Intern. Med. — 2013. ― 158. — P. 761-769.

9. Schröder F.H. Early detection of prostate cancer ― Recommendations after 13 years of follow-up in the European randomised study / F.H. Schröder, M.J. Roobol, C.H. Bangma // Ned. Tijdschr Geneeskd. — Apr. 2015. — 159 (0). ― A. 8677.

10. WHO: IARC/ Globocan 2012: Estimated Cancer Incidence Mortality and Prevalence Worldwide in 2012 [Электронный ресурс]. ― Режим доступа: http://globocan.iarc.fr/Pages/fact_sheets_population.aspx.

 



Наши партнеры



Copyright © 2015 | Все права защищены
WELCOME | ПОДДЕРЖКА