Онкология ЗНАЧЕНИЕ ИНФРАМАММАРНОЙ СКЛАДКИ ДЛЯ РЕКОНСТРУКЦИИ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ И МЕТОДЫ ЕЕ ВОССТАНОВЛЕНИЯ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)
rus
ПОВОЛЖСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК

Научно-практический журнал для практикующих врачей и научных работников

Поиск

ЗНАЧЕНИЕ ИНФРАМАММАРНОЙ СКЛАДКИ ДЛЯ РЕКОНСТРУКЦИИ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ И МЕТОДЫ ЕЕ ВОССТАНОВЛЕНИЯ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)

© И.Ф. Камалетдинов, 2015

УДК 616-006, 617-089.844, 617.5-089.844

И.Ф. Камалетдинов1,2

1ГБОУ ДПО «Казанская государственная медицинская академия» МЗ РФ, г. Казань

2ГАУЗ «Республиканский клинический онкологический диспансер МЗ РТ», г. Казань

Камалетдинов Ильнур Фаритович — аспирант кафедры онкологии, радиологии и паллиативной медицины ГБОУ ДПО «Казанская государственная медицинская академия» МЗ РФ

420029, г. Казань, Сибирский тракт, д. 29, тел. +7-927-035-45-55, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Реферат. Инфрамаммарная складка (ИМС) является важным компонентом привлекательного и эстетически нормального внешнего вида груди, одним из самых важных элементов естественного проявления птоза молочной железы. Она играет значительную роль в образовании и поддержании формы груди, а так же обеспечивает поддержку для субпекторально расположенных эндопротезов, что препятствует их мальпозиции. Таким образом, применение и развитие хирургических методов, которые надлежащим образом восстанавливают и сохраняют позиции этой анатомической структуры, позволяет добиться оптимального эстетического результата, близкого к естественному виду груди. В данной работе проанализировано значение ИМС для реконструкции молочной железы, а так же произведен обзор современных методов ее восстановления.

Ключевые слова: рак молочной железы, реконструкция молочной железы, инфрамаммарная складка, анатомия инфрамаммарной складки, реконструкция инфрамаммарной складки, отсутствие молочной железы.

 

Введение

Молочная железа является символом привлекательности и сексуальности, женственности и материнства, в результате чего самовосприятие размеров и формы молочных желез оказывает значительное влияние на самооценку женщины, определяя общие закономерности ее поведения и мышления [1]. Поэтому отсутствие или потеря груди приводит к стойким психо-эмоциональным нарушениям и социальной дезадаптации женщин [2].

Отсутствие молочной железы может быть следствием врожденных аномалий и пороков развития, таких как аплазия, амастия, синдром Поланда.  В постнатальном периоде утрата молочной железы может быть обусловлена травматическим повреждением, обширным ожогом, гнойно-некротическим процессом, тем не менее, на сегодняшний день основной причиной утраты груди остается радикальная мастэктомия по поводу рака молочной железы (РМЖ) [2]. Международное агентство по исследованию онкологических заболеваний в 2012 году зарегистрировало 1,67 миллиона случаев впервые выявленного РМЖ, с тем же диагнозом, установленным в период с 2007 по 2012 года, на учете находилось 6,2 миллиона женщин [3]. В России, как и в других развитых странах, РМЖ в структуре заболеваемости женского населения злокачественными новообразованиями занимает ведущую позицию. Согласно ежегодному отчету ФГБУ МНИОИ им. П.А. Герцена в 2013 году выявлено 60 717 случаев впервые диагностированного рака молочной железы, что составляет 20,9% всех злокачественных новообразований [4].

Не смотря на увеличение заболеваемости, достижения клинической и научной онкологии, усовершенствование медикаментозного, лучевого и хирургического лечения РМЖ позволили добиться достаточно высоких показателей выживаемости пациентов. В современных онкологических центрах 5-летняя выживаемость при I стадии рака составляет 96%, при IIА — 90%, при IIВ — 80%, при IIIА — 87%, при IIIB — 67% [5]. Радикальная мастэктомия, не смотря на все достижения современной медицины, по-прежнему остается необходимым компонентом лечения в большинстве случаев поражения молочной железы раком. Однако психологический и социальный ущерб, возникающий в результате потери молочной железы, представляет собой новую серьезную проблему, без решения которой лечение этой категории пациентов нельзя считать завершенным [6, 7].

Потеря молочной железы, особенно в молодом возрасте, приводит не только к инвалидизации пациенток, но и вызывает психологические нарушения у 96,1% больных [8]. Утрата груди способствует развитию депрессии, чувству неполноценности у 90% больных, половое влечение исчезает у 30% пациенток, в 22.4% ухудшение личностно-семейных отношений приводит к распаду семьи. Это состояние, плохо поддается психотерапевтическому воздействию и медикаментозной коррекции, применение экзопротезов молочной железы так же оказывается не эффективным [9].

С целью решения задач реабилитации пациентов с отсутствием молочной железы на сегодняшний день успешно применяются способы ее реконструкции, ставшие неотъемлемым компонентом в комплексе лечебных и реабилитационных мероприятий этой категории женщин [8]. Реконструктивные операции не только восстанавливают форму органа, что устраняет асимметрию тела, но также имеют доказанную многочисленными исследованиями эффективность при восстановлении психологического статуса и самооценки женщины, что способствует регрессу невротической симптоматики [1, 10, 11]. При сравнении психологического состояния пациентов до и после отсроченной реконструкции было выявлено, что после реконструкции молочной железы психологический статус улучшался на 80-90% [8].

Реконструктивная хирургия на современном этапе развития сталкивается со сложной задачей восстановления не только конуса молочной железы, по объему соответствующего контрлатеральной груди, но и сформировать максимально симметричную форму реконструируемой груди, учитывая конституциональные особенности и возрастные изменения в виде птозирования здоровой молочной железы. Такая симметрия, насколько это возможно, должна быть достигнута только за счет самой реконструкции [13].

Для достижения вышеназванных задач было разработано множество способов реконструкции молочной железы, как с использованием аутологичных тканевых комплексов, так и с применением искусственных материалов. Согласно данным Американского общества пластических хирургов в 2013 году на долю реконструкций с применением аутологичных тканей приходилось 20,4% от всех реконструктивных операций, в 71,8% случаев применялась двухэтапная методика с использованием тканевых экспандеров и имплантов, одноэтапная методика с использованием только импланта использовалась в 7,8% случаев [14]. 

Благодаря своей простоте и эффективности применение двухэтапной методики, с установкой на первом этапе тканевых экспандеров, создающих мягкотканный конверт для установки на следующем этапе перманентного импланта, на сегодняшний день является самым популярным методом реконструкции молочной железы [15]. Однако не модулируемая заданность формы эндопротеза приводит к проблеме создания симметрии молочных желез, с целью достижения которой на контралатеральной груди выполняются такие манипуляции, как редукция, мастопексия, аугментация или мастопексия с аугментацией. Тем не менее, в большинстве случаев не удается добиться хорошей симметрии, даже при проведении одной из вышеназванных процедур, что связано с разницей формы, обусловленной отсутствием инфрамаммарной складки (ИМС) на реконструируемой груди [16].

Многочисленные публикации указывают на то, что хорошо выраженная, стабильная ИМС, является важным компонентом эстетически нормального внешнего вида груди [17], так как она играет важную роль в образовании и поддержании формы молочной железы [18]. ИМС, представляет собой фиксированное анатомическое образование и является естественной нижней границей груди, которое препятствует смещению паренхимы молочной железы книзу по грудной стенке [16], а так же обеспечивает нижнюю поддержку для субпекторально расположенных эндопротезов, что препятствует их смещению [19].

ИМС кроме опорной функции, так же оказывает и формообразующую роль. Слабость фасциальной поддержки в ретромаммарном пространстве, обуславливает естественное провисание груди под действием силы тяжести, которое наблюдается практически у каждой женщины. При смещении паренхимы груди книзу, она опирается на ИМС, которая  препятствует ее дальнейшему соскальзыванию по грудной клетке, что приводит к нависанию тканей молочной железы над складкой, образуя индивидуальную форму груди [18]. Таким образом, в естественном проявлении птоза груди ИМС является одним из самых важных элементов, которая так же в значительной степени определяет форму молочной железы при ее аугментации и реконструкции.

При отсутствии ИМС, ее несимметричном расположении или в случае смещения складки в послеоперационном периоде, негативное влияние оказывается практически на все остальные контуры, включающие форму верхнего и нижнего полюса, расположение груди на грудной клетке и степень симметрии с контрлатеральной молочной железой [20].

Таким образом, ИМС является одним из самых важных элементов естественного проявления птоза груди и анатомической структурой, влияющей на эстетический вид груди при ее аугментации и реконструкции, поэтому разработка и применение хирургических методов, которые надлежащим образом восстанавливают и сохраняют позиции этой важной структуры, является крайне необходимым компонентом успешного эстетического результата операции [20].

 

Анатомия

ИМС является одной из самых сложных анатомических структур для восстановления при реконструкции молочной железы [17]. Поэтому понимание особенностей формирования ИМС является основой, без знания которой не возможно ее полноценное восстановление и сохранение во время радикального лечения.

Изучение анатомического и гистологического строения ИМС берет начало с публикации работы Astley Cooper в 1845 году: «...на границе с абдоминальной областью железа загибается на себя и образовывает нечто вроде подогнутого края» [21]. Дальнейшее изучение строения ИМС на сегодняшний день привело к существованию двух концепций ее строения:

1) Формирование складки происходит за счет сращения листков поверхностной фасциальной системы молочной железы.

Всю толщину подкожно-жировой клетчатки человеческого тела пронизывают коллагеновые трабекулы, соединяющие кожу с глубокой фасцией, эта фасциальная сеть называется — поверхностная фасциальная система (superficial fascial system — SFS). Подкожно-жировая клетчатка соединительнотканной фасцией Скарпа делится на богатый стромой, поверхностный, и глубокий — более рыхлый слой. Поверхностный жировой слой имеет множество прочных поперечных соединительно-тканных волокон, в промежутках между которыми заключены маленькие дольки подкожного жира. Поверхностный слой прочно соединен с кожей, вместе с которой составляет покров для остальных тканей молочной железы. Глубже фасциальные волокна встречаются реже, ориентированы радиально, соответственно протоково-дольковой структуре. Эта фасциальная часть называется куперовской системой, которая участвует в образовании  и поддержании конусовидной формы груди. Между железой и глубокой фасцией, в ретромаммарном пространстве, присутствует гораздо меньше соединительно-тканных волокон. В результате рыхлого расположения волокон, между ними находятся крупные дольки жира, что обеспечивает достаточно легкое скольжение железистой ткани по грудной стенке. В области ИМС происходит истончение глубокого жирового слоя, в результате чего поверхностный слой с прилегающей кожей фиксируется непосредственно к глубокой фасции. Фактически кожа прирастает к фасции глубжележащей мышцы, которая внешне выглядит как продольная борозда [18] (рис. 1).

2) Формирование складки обусловлено наличием истинной связки в области ИМС.

Bayati and Seckel в своей работе впервые описывают истинную связку в области ИМС. Согласно их описанию, связка возникает как уплотнение фасции наружной косой и передней зубчатой мышцы латерально и фасции прямой мышцы живота медиально. Медиальная порция инфрамаммарной связки берет начало от надкостницы 5-го ребра, в то время как латеральная — от фасции между 5 и 6 ребром, в дальнейшем она врастает в глубокий слой дермы в области ИМС. Гистологическое строение связочных структур, из которых она состоит, отличается от строения связок Купера [22] (рис. 2).

Таким образом, на сегодняшний день нет полного согласия относительно гистологического и анатомического строения ИМС во врачебном сообществе. Не смотря на это, сторонники обоих концепций сходятся во мнении, что ИМС является фиксированной анатомической единицей, определяющей конечную форму молочной железы, поэтому при отсутствии, или несостоятельности ее восстановления во время реконструкции груди, или в эстетической маммопластике, приводит к получению неудовлетворительного эстетического результата [17].

 

Методы реконструкции

Одной из самых сложных анатомических структур для восстановления во время реконструкции молочной железы является ИМС, тем не менее, именно эта структура в большей степени определяет оптимальный эстетический вид груди [17].

В 1977 году Pennisi подчеркнул значение и необходимость восстановления ИМС для реконструктивной и эстетической хирургии, и описал метод ее реконструкции, используя наружный доступ. При котором кожный разрез осуществляется согласно предоперационной разметке новой ИМС, далее производят деэпителизацию верхнего края инфрамаммарного разреза на ширину 2 см, после чего деэпитализованный лоскут подтягивают под протез кверху и фиксируют к мышечной фасции. Кожные края инфрамаммарного разреза сшиваются между собой, фиксируясь при этом к грудной клетке, на уровне соответствующем предоперационной разметке новой ИМС [23] (рис. 3). 

В последствии Ryan модифицировал способ, предложенный Pennisi, за счет подшивания нижнего мобилизованного грудного лоскута не к мышечной фасции, а к надкостнице ребер [24]. Вышеописанные методы позволяют создать хорошо выраженную складку, тем не менее, у них имеется ряд недостатков: 1) в результате деэпителизации и инвагинации происходит потеря части кожи, что препятствует созданию хорошо выраженного птоза; 2) наличие дополнительного полулунного инфрамаммарного рубца на коже; 3) повышается риск обсеменации импланта в результате его близкого расположения к инфрамаммарной ране; 4) возможны потенциальные сосудистые осложнения поперечной порции кожи между верхнем мастэктомическим и нижним инфрамаммарным рубцами; 5) нельзя отступать от предоперационного плана и разметки во время операции [25].

Bostwiсk описал метод реконструкции ИМС, доступ, для осуществления которого происходит через короткий горизонтальный наружный разрез, при котором подшивают подкожную клетчатку нижнего грудного лоскута к задней капсуле и глубжележащим тканям на уровне соответствующем предоперационной разметке [26] (рис. 4). Эта процедура оставляет дополнительный рубец на коже, однако позволяет создать выраженную складку. К недостаткам этой методики относятся: сложность в достижении выраженной складки на всем протяжении, уменьшение интракапсулярной полости, маленькая проекция и отсутствие возможности формирования выраженного птоза [25, 17].

Versaci описал метод с использованием внутреннего доступа, осуществляемый на этапе замены экспандера. При котором на задней капсуле на предполагаемом уровне новой складки осуществляется полулунный разрез, после чего отделяют нижнюю треть заднего листка капсулы. Мобилизованный абдоминальный лоскут становится нижней поверхностью новой груди и подшивается  к надкостнице ребер на предполагаемом уровне [27]. Даже если способ выполнен технически правильно, зона реконструированной ИМС выглядит громоздко. Автор так же отмечал умбиликации на коже и, в некоторых случаях, потерю контурируемости складки [25]. В дальнейшем Pinella предложил использовать липосакцию нижнего грудного лоскута, с целью уменьшения громоздкости зоны ИМС [28].

Основываясь на технике Versaci, Seckel предложил метод, осуществляемый на этапе замены экспандера (рис. 5). При котором, после извлечения эндопротеза, производят удаление переднего листка капсулы. После чего, начиная от пятого или шестого ребер, осуществляют диссекцию и мобилизацию мягких тканей на 8-10 см книзу, в направлении реберной дуги. Далее производят тракцию мобилизованного торако-эпигастрального лоскута кверху и накладывают фиксирующие швы между внутренней поверхностью глубоких слоев кожи лоскута и надкостницей пятого-шестого ребер, на уровне, соответствующем предоперационной разметке новой ИМС [17]. Применение вышеописанного метода позволяет сформировать хороший уровень птоза, однако громоздкость зоны ИМС и наличие умбиликаций на коже в проекции наложения фиксирующих швов ухудшают полученный эстетический результат.

М. Nava описал метод, доступ для которого осуществляется через постмастэктомический рубец на этапе замены экспандера перманентным имплантом. Предполагаемая линия ИМС маркируется иголками, по ходу которых перпендикулярно коже рассекается капсула эндопротеза и глубжележащие мягкие ткани до поверхностной фасции, которая пересекается на всем протяжении будущей складки. После чего нижний свободный край поверхностной фасции подшивается к грудной клетке на предполагаемом уровне новой ИМС [25] (рис. 6). Применение описанного метода позволяет сформировать контрастную складку, с отсутствием умбиликаций на коже, однако недостатком данной методики является плохо формируемое состояние птоза груди.

Формирование ИМС выполняют так же с использованием переднего и заднего листков капсулы эндопротеза. Для этого, после удаления экспандера, начиная от нижней переходной складки (место перехода переднего листка капсулы на задний) кармана эндопротеза, производят удаление переднего и заднего листков капсулы кверху, до предполагаемого уровня новой ИМС. Завершают формирование ИМС сшиванием нижних свободных краев переднего и заднего листка [29] (рис. 7). Описанный метод позволяет избежать наличия умбиликаций на коже, однако его недостатком является отсутствие эстетически приемлемого птоза реконструированной груди.

Известен способ восстановления ИМС c применением заднего листка капсулы эндопротеза. При котором, после удаления экспандера и переднего листка капсулы, производят удаление заднего листка кверху, начиная от нижней переходной складки кармана эндопротеза, до предполагаемого уровня формируемой ИМС. После чего подшивают кожу с подкожно-жировой клетчаткой нижней полусферы реконструируемой молочной железы к нижнему свободному краю заднего листка капсулы [30] (рис. 8). Недостатком вышеописанного метода является плохо формируемое состояние птоза груди и наличие умбиликаций на коже в проекции наложенных швов.  

Рассмотрев основные способы реконструкции ИМС, описываемых в работах отечественных и зарубежных коллег, нельзя с уверенностью склониться к выбору определенного метода ее формирования, в результате того, что рассмотренные методы обладают некоторыми недостатками, наиболее распространенными из которых являются плохо формируемое состояние птоза, умбиликации в проекции наложенных швов, наличие дополнительных разрезов при применении наружного доступа. Таким образом, разработка и применение хирургических методов, которые надлежащим образом восстанавливают ИМС, является необходимым компонентом для достижения оптимального эстетического результата реконструктивной операции.

 

Заключение

ИМС является одним из самых важных элементов естественного проявления птоза груди и немаловажной структурой, влияющей на эстетический вид груди при ее аугментации и реконструкции, поэтому ее восстановление при реконструкции молочной железы позволяет добиться оптимального эстетического результата, близкого к естественному виду груди. Существующие методы формирования ИМС, на ряду со своими преимуществами, обладают некоторыми недостатками, наиболее частыми из которых являются плохо формируемое состояние птоза, умбиликации в проекции наложенных швов, наличие дополнительных разрезов при применении наружного доступа, в результате чего нельзя с уверенностью склониться к выбору определенного способа ее восстановления. Таким образом, разработка и освоение методов реконструкции ИМС является актуальной задачей, решение которой улучшит эстетические результаты реконструктивных операций и удовлетворенность женщины восстановленной грудью.

 

Рис. 1. Поверхностная фасциальная система [18]

Примечание: 1 поверхностная часть SFS (фасция Скарпа), вместе с кожей образующая «чехол» железы; 2 глубокий жировой слой (пространство Шассиньяка), отграниченный от чехла и паренхимы глубоким листком фасции Скарпа; 3 железистая ткань, удерживаемая в форме конуса куперовской фасциальной системой; 4 собственная фасция большой грудной мышцы; 5 зона фиксации SFS к глубокой фасции, образующая ИМС

 

Рис. 2. Связка инфрамаммарной складки [22]

Примечание: 1 большая грудная мышца, 2 5-е ребро, 3 фасция большой грудной мышцы, 4 связка инфрамаммарной складки, 5 фасция прямой мышцы живота, 6 инфрамаммарная складка

 

Рис. 3. Метод предложенный Pennisi

Примечание: 1 — каудальный край инфрамаммарного разреза (разрез осуществлен согласно предоперационной разметке новой ИМС), 2 — деэпитализованный лоскут краниального края разреза подтянут под протез, 3 — мягкие ткани передней грудной клетки, 4 — краниальный край инфрамаммарного разреза

 

Рис. 4. Метод Bostwick

Примечание: 1 короткий горизонтальный разрез согласно предоперационной разметке, 2 нижний грудной лоскут, 3 мягкие ткани передней грудной клетки на уровне соответствующем новой ИМС, 4 краниальный край разреза

 

Рис. 5. Метод Seckel

Примечание: 1 мобилизованный торако-эпигастральный лоскут, 2 надкостница пятого-шестого ребра, 3 швы на внутренней поверхности глубоких слоев кожи торако-эпигастрального лоскута на уровне, соответствующем предоперационной разметке формируемой инфрамаммарной складки

 

Рис. 6. Метод Nava

Примечание: 1 — поверхностная фасция (фасция Скарпа), 2 — место рассечения капсулы эндопротеза и глубжележащих мягких тканей до поверхностной фасции, производиться согласно предоперационной разметке новой ИМС, 3 — нижний свободный край поверхностной фасции, 4 — место подшивания поверхностной фасции к заднему листку капсулы эндопротеза на уровне новой ИМС

 

Рис. 7. Метод описанный Shestak K.C.

Примечание: 1 — передний листок капсулы эндопротеза, 2 — задний листок капсулы эндопротеза, 3 — нижняя переходная складка (место перехода переднего листка капсулы на задний) кармана эндопротеза, 4 — нижние края переднего и заднего листка капсулы сшиваемые на уровне новой ИМС

 

Рис. 8. Метод описанный Antony A.K.

Примечание: 1 — задний листок капсулы эндопротеза, 2 — нижняя переходная складка (место перехода переднего листка капсулы на задний) кармана эндопротеза, 3 — уровень подшивания кожи с подкожно-жировой клетчаткой нижней полусферы реконструируемой молочной железы, 4 — нижний край заднего листка капсулы эндопротеза

 

Литература

1. Аляутдин С.Р. Маммопластика при дефектах грудной клетки: дис. … канд. мед. наук / С.Р. Аляутдин. — М., 2015. —125 с.

2. Галич С.П. Современные принципы мастэктомии и реконструкции груди / С.П. Галич // Реконструктивная хирургия груди: руководство для врачей. — Киев: Книга-Плюс, 2011. — С. 38-52.

3. Официальный сайт «The International Agency for Research on Cancer» (http://globocan.iarc.fr/Pages/fact_sheets_cancer.aspx)

4. Каприн А.Д. Злокачественные новообразования в России в 2013 году (заболеваемость и смертность) / А.Д. Каприн, В.В. Старинский, Г.В. Петрова. — М.: МНИОИ им. П.А. Герцена — филиал ФГБУ «ФМИЦ им. П.А. Герцена» Минздрава России, 2015. — 250 с.

5. Чиссов В.И. Рак молочной железы. Онкология: учебник с компакт-диском / В.И. Чиссов, С.Л. Дарьялова. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. — С. 242-268.

6. Шарова О.Н. Особенности психических расстройств у женщин после радикального лечения рака молочной железы и формирование при них механизмов психологической защиты: дис. … канд. мед. наук / О.Н. Шарова. — Челябинск, 2000. —132 с.

7. Боровиков A.M. Восстановление груди после мастэктомии / A.M. Боровиков. — М.: Губернская медицина, 2000. — 96 с.

8. Васильев С.А. Восстановительная хирургия как компонент комплексного лечения онкологического больного: дис. … д. м. н. / С.А. Васильев. — Челябинск, 2002. —505 с.

9. Герасименко В.Н. Роль реконструктивно-пластических операций в реабилитации больных раком молочной железы / В.Н. Герасименко, Е.Н. Малыгин, Ю.В. Артюшенко, А.Ш. Тхостов. — 1990. — № 1 (1). — С. 42-45.

10. Вишневский А.А. Пластическая хирургия молочной железы / А.А. Вишневский, М.И. Кузин, В.П. Оленин. — 1987. — С. 224.

11. Пухов И.А., Сидоров С.В., Малыгин Е.Н. Психологические ориентиры при комплексном подходе в реконструктивном лечении больных раком молочной железы; The First International Symposium Plastic and Reconstructive Surgery in Oncology. — Москва, 1997.

12. Panettiere P. Aesthetic breast reconstruction / P. Panettiere, L. Marchetti // Aesthetic plastic surgery. — 2002. — 26, Т. №1 из №226. — C. 429-435.

13. Plastic Surgery Statistics Report. American society of plastic surgeons, 2013.

14. Fan J. Development of the Inframammary Fold and Ptosis in Breast Reconstruction with Textured Tissue Expanders / J. Fan, E. Raposio, J. Wang // Aesthetic Plastic Surgery. — 2002. — № 26. — P. 219–222.

15. Persoff M.M. Achieving symmetry in the tissue-expanded breast reconstruction / M.M. Persoff // Aesthetic Plastic Surgery. — 1991. — № 15. — P. 133-139.

16. Brooke R. Seckel, Shawkat A. Sati, W. Thomas McClellan, The Inframammary Crease. Breast augmentation, principles and practice, Springer ред., 2009. — С. 51-55.

17. Саруханов Г.М. Фасциальная система молочной железы. Новый взгляд. Часть 1. Анатомия и хирургическое значение складки молочной железы / Г.М. Саруханов, А.М. Боровиков. // Пластическая хирургия и косметология. — 2011. — 4. — С. 587-596.

18. F. Achuh, R. Cericatto, A.C. Bittelbrunn, J.A. Cavalheiro, J.V. Biazus, Inframammary fold reconstruction. Oncoplastic and Reconstructive Breast Surgery. — Springer, 2013. — С. 325-330.

19. Hammond D.C. Chapter 4. Breast augmentation, Atlas of Aesthetic Breast Surgery. — SAUNDERS, 2009. — С. 221.

20. Cooper A.Р. On the Anatomy of the Breast / A.Р. Cooper. — London: Longmans, 1845.

21. Bayati S. Inframammary crease ligament / S. Bayati, B.R. Seckel // Plastic and Reconstractive Surgery. — 1995. — №1 из № 295 (3). — P. 501-508.

22. Pennisi V.R. Making a definite inframammary fold under a reconstructed breast / V.R. Pennisi // Plastic Reconstrurctive Surgery. — 1977. — № 60 (4). — P. 523-525.

23. Ryan J.J. A lower thoracic advancement flap in breast reconstruction after mastectomy / J.J. Ryan // Plastic and Reconstructive Surgery. — 1982. — № 70 (2). — P. 153-160.

24. Nava M. Focus on the breast fascial system: a new approach for the inframammary fold reconstruction / M. Nava, P. Quattrone, E. Riggio. — 1998. — № 102 (4). — P. 1034–1045,

25. Bostwick J. Finishing Touches. Plastic and Reconstructive Breast Surgery. — St. Louis, Quality Medical Publishing, 1990. —1126 p.

26. Versaci A.D. A method of reconstructing a pendulous breast utilizing the soft tissue expander / A.D. Versaci // Plastic and Reconstractive surgery. —  1987. — № 80 (3). — P. 387-395.

27. Pinella J.W. Creating an inframammary crease with a liposuction cannula (letter) / J.W. Pinella // Plastic and Reconstructive Surgery. — 1989. — № 83 (5). — P. 925.

28. Shestak K.C. Revision of Implant Breast Reconstruction. Reoperative Plastic Surgery of the Breast, Lippincott Williams & Wilkins, 2006. — P. 238-301.

29. Rodby K.A. Current Advances for Aesthetic Improvement in Breast Reconstruction: Mimicking the Augmented Breast / K.A. Rodby, K.P. Quinn, B. Mehrara, K.A. Anuja // Surgery: Current Research. — 2014. — № 4. — 5. — P. 202.



Наши партнеры



Copyright © 2015 | Все права защищены
WELCOME | ПОДДЕРЖКА