Онкология МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА МЕТАСТАЗОВ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ ОПУХОЛЕЙ БЕЗ ВЫЯВЛЕННОГО ПЕРВИЧНОГО ОЧАГА
rus
ПОВОЛЖСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК

Научно-практический журнал для практикующих врачей и научных работников

Поиск

МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА МЕТАСТАЗОВ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ ОПУХОЛЕЙ БЕЗ ВЫЯВЛЕННОГО ПЕРВИЧНОГО ОЧАГА

С.В. Зинченко, Р.Ш. Хасанов, А.Н. Рудык

УДК 616-006.6 616-076 616-079.4

 

Республиканский клинический онкологический диспансер МЗ РТ, г. Казань. Приволжский филиал ГУ РОНЦ им. Н.Н. Блохина.

 

 

Резюме. Целью исследования было определение информативности морфологических методов диагностики у пациентов с метастатической злокачественной опухолью без первичного очага (МЗОБПО). Проведен ретроспективный анализ историй болезни и амбулаторных карт 581 больного с МЗОБПО, обследовавшегося и получавшего лечение в Республиканском клиническом онкологическом диспансере МЗ РТ с 1996 по 2008 год. В результате проведенного сравнительного анализа выявлено, что точность цитологического метода составляет 38,9%. Проведение только цитологической верификации метастазов у пациентов с МЗОБПО оправдано только при плоскоклеточном раке, во всех остальных случаях должно быть выполнено гистологическое исследование. Органоспецифичность иммуноги-стохимического метода составляет 33,5%, тканеспецифичность - 41,1%, неинформативные и ложные результаты получены в 25,4%. Основным морфологическим исследованием у пациентов с МЗОБПО остается гистологическое. Иммуногистохимия остается вспомогательным методом, который должен быть использован в указанном клиницистом спектре предполагаемого первичного очага.

 

 

Диагностика пациентов с метастазами злокачественных опухолей без выявленного первичного очага (МЗОБПО), на долю которых приходится 0,5-15% впервые зарегистрированных больных со злокачественными образованиями, является сложной и не полностью решенной проблемой [1, 3]. Фактически диагностика в данной группе пациентов сводится к поиску первичного очага. Несмотря на интенсивное развитие лучевой и эндоскопической диагностики, внедрение в практику высокотехнологичных методик с высокой разрешающей способностью (позитронная эмиссионная томография, иммуногистохимическая диагностика, молекулярно-генетическая диагностика), поиск первичного очага остается сложной проблемой [4, 5].

В настоящее время разработано множество алгоритмов диагностического поиска первичного очага [2, 6] при той или иной локализации метастазов, однако универсального подхода не существует по причине крайне широкой морфологической разнородности данной категории пациентов.

Ведущая роль в диагностике пациентов с МЗОБПО, несомненно, принадлежит морфологическим методам (цитологическое, гистологическое, иммуногистохимическое исследования). Точность и информативность этих методов применительно к пациентам с МЗОБПО до настоящего времени остаются до конца не изученными вопросами клинической онкологии и патологической анатомии.

Целью настоящего исследования было изучение разрешающей способности морфологических методов диагностики у пациентов с МЗОБПО.

Проведен ретроспективный анализ историй болезни и амбулаторных карт 581 больного с МЗОБПО, обследовавшегося и получавшего лечение в Республиканском клиническом онкологическом диспансере МЗ РТ с 1996 по 2008 год. Из них 324 (55,7%) мужчины и 257 (44,3%) женщин. С 2000 года производился отбор и наблюдение за пациентами с данной патологией в рамках настоящей научной работы.

В ходе проведенного исследования из 581 пациента морфологически подтвердить диагноз удалось у 553, при этом цитологическое подтверждение было у 482 пациентов, гистологическое у 380, иммуногистохимическое исследование метастазов было проведено у 272 пациентов. Для оценки характера информативности и точности указанных методов за эталон было взято гистологическое исследование.

Только цитологическая верификация диагноза выполнена в 173 случаях, у 30 пациентов из этого числа было выполнено иммуноцитохимическое исследование биоптата.

Распределение пациентов по цитологической принадлежности метастазов с иммуноцитохимической (ИЦХ) конверсией морфологического диагноза представлено в таблице 1.

Конверсия цитологического заключения при исследовании метастазов без выявленного первичного очага отмечена в 18 случаях. Анализируя данные, представленные в таблице 1, с определенной долей вероятности можно заключить, что наиболее часто конверсия диагноза отмечалась при цитологическом ответе «метастаз аденокарцином» и «метастаз злокачественной опухоли без детализации».

Только гистологическая идентификация морфологии метастазов была выполнена в 71 случае, при этом иммуногистохимическое исследование было выполнено у 41 пациента из них.

Распределение пациентов по гистологической принадлежности метастазов без иммуногистохимического исследования представлено в таблице 2.

Таким образом, на основании только гистологического заключения первичный очаг удалось идентифицировать у 10 из 30 пациентов.

Нами было проведено сравнение цитологического и гистологического исследований. Так, у 309 пациентов цитологическое заключение сопровождалось последующим гистологическим исследованием. Получены следующие данные, представленные в таблице 4.

В 189 (61,1%) случаях отмечена конверсия цитологического диагноза. Следовательно, точность цитологического метода морфологической идентификации диагноза составляет 38,9%. Наибольший процент совпадений (88,9%) цитологического и гистологического заключений отмечен при верификации плоскоклеточного рака.

 

При оценке информативности ИГХ была введена следующая градация:

1. Органоспецифичность - ИГХ подтверждение органа-источника первичной опухоли, подтвержденного последующим обнаружением первичной опухоли, либо ИГХ подтверждение локализации в молочной, щитовидной и предстательной железах, а также подтверждение меланомы.

2. Тканеспецифичность - тканевая спецификация аденокарцином, раков, неэпителиальных опухолей, а также нейроэндокринных раков без указания локализации первичного очага.

3. Индифферентное (неопределенное) - невозможность идентифицировать тканевую спецификацию метастаза, либо ответ, не прибавляющий информации к неопределенному гистологическому заключению. 4. Ложное - когда ИГХ заключение противоречило характеристикам выявленного первичного очага. 1-я и 2-я категории расценивались как подтверждающие, 3-я и 4-я - как не принесшие дополнительной информации.

Иммуногисто- и цитохимическое исследования выполнены у 272 пациентов. Информативность данного метода исследования представлена в таблице 5.

Таким образом, установить или предположить достоверно первичный очаг с применением ИГХ удалось лишь в 33,5% случаев. Установлена тканевая принадлежность метастазов в 41,1%. В 19,5% проведение данного вида исследований не имело достаточной диагностической ценности, а в 5,9% ИДО направило диагностический поиск по ложному пути. Представленные данные можно интерпретировать двояко. С одной стороны, этот высокотехнологичный метод позволяет идентифицировать первичный очаг более чем у трети пациентов данной категории. С другой стороны, применение этого метода как рутинного, без определенной направленности поиска первичного очага, не оправдано, так как количество неудовлетворительных результатов достаточно велико - 25,4%.

Исходя из полученных данных, следует заключить:

1. Точность цитологического метода составляет 38,9%.

2. Проведение только цитологической верификации метастазов у пациентов с МЗОБПО оправданно и достаточно только при плоскоклеточном раке. Во всех остальных случаях должно быть выполнено гистологическое исследование.

3. Органоспецифичность иммуногистохимического метода составила 33,5%, тканеспецифичность -41,1%, неинформативные и ложные результаты были получены в 25,4%.

4. Основным морфологическим исследованием у пациентов с МЗОБПО остается гистологическое.

Иммуногистохимия остается вспомогательным методом, который должен быть использован в указанном клиницистом спектре предполагаемого первичного очага. Данный метод имеет доминирующее значение в идентификации метастазов молочной, щитовидной и предстательной желез, нейроэндокринных опухолей, имеющих терапевтическое значение.

 

 

Литература

 

1. Комаров И.Г., Комов Д.В. Метастазы злокачественных опухолей без выявленного первичного очага. — М.: Триада-Х, 2002. — 136 с.

2. Комаров И.Г., Комов Д.В., Гуртовая И.Б. Диагностическая тактика у больных с метастазами злокачественных опухолей без выявленного первичного очага. — М.: Издательская группа ГУ РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН, 2005. — 18 с.

3. Greco F.A., Burris H.A., Erland J.B. et al. Carcinoma of unknown primary site // Cancer. - 2000. - Vol. 89, № 15. - Р. 2655-2660.

4. Munoz A., Fuente N., Barcelo R. et al. Prognostic and predictive factors of patients with cancer of unknown origin treated with a paclitaxel-based chemotherapy // Med Clin Barc. - 2004. - Vol. 122, № 6. - Р. 216-218.

5. Rades D., Kuhnel G., Wildfang I. Localised disease of cancer of unknown primary (CUP). The value of positron emission tomography (PET) for individual therapeutic management // Ann of Oncology. -2001. - Vol. 12, № 2. - P. 1605-1609.

6. Varadhachary G.R., Abbruzzese J.L., Lenzi R. Diagnostic strategies for unknown primary cancer // Cancer. - 2004. - Vol. 100, № 9. -Р. 1776-1785.



Наши партнеры



Copyright © 2015 | Все права защищены
WELCOME | ПОДДЕРЖКА