Онкология МУЛЬТИВИСЦЕРАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ В ХИРУРГИЧЕСКОМ ЛЕЧЕНИИ БОЛЬНЫХ РАКОМ ПРОКСИМАЛЬНЫХ ОТДЕЛОВ ПРЯМОЙ КИШКИ
rus
ПОВОЛЖСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК

Научно-практический журнал для практикующих врачей и научных работников

Поиск

МУЛЬТИВИСЦЕРАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ В ХИРУРГИЧЕСКОМ ЛЕЧЕНИИ БОЛЬНЫХ РАКОМ ПРОКСИМАЛЬНЫХ ОТДЕЛОВ ПРЯМОЙ КИШКИ

УДК 616.351-006.6-089

Донецкий областной противоопухолевый центр, Украина

 

Резюме. В статье представлены результаты лечения 1 652 больных раком проксимальных отделов прямой кишки, которые были оперированы в Донецком областном противоопухолевом центре с 1986 г. по 2005 г. Расширенные операции составили (8,9±0,8)%, комбинированные — (11,5±0,9)%, симультанные — (5,5±0,6)%. Частота осложнений после выполнения стандартных хирургических вмешательств составила (14,7±1,1)%, расширенных — (25,8±3,9)%, комбинированных — (17,5±3,0)%, симультанных — (10,5±3,5)%. Летальность после выполнения стандартных хирургических вмешательств составила (3,5±0,6)%, расширенных — (3,0±1,7)%, комбинированных — (7,0±2,1)%, симультанных — (1,3± 1,3)%. Пятилетняя выживаемость больных после хирургических вмешательств, выполненных в простом объеме, составила (45,1±1,6)%, расширенном — (43,1±4,7)%, комбинированном — (39,1±4,2)%, симультанном — (50,0±6,1)%. Средняя продолжительность жизни больных, которым были выполнены операции простого объема, составила (72,17±4,0) мес, расширенного — (75,70±12,56) мес, симультанного — (82,24±14,74) мес.

Ключевые слова: проксимальные отделы прямой кишки, рак, хирургическое лечение.

 

 

Введение

 

В структуре онкологической заболеваемости в Украине и ряде других стран рак прямой кишки занимает одно из ведущих мест [15, 18]. В настоящее время основным методом лечения злокачественных новообразований этой локализации является хирургический. Выбор вида хирургического вмешательства определяется целым рядом факторов, среди которых ведущее место принадлежит локализации опухолевого процесса. На долю проксимальных отделов прямой кишки приходится более трети пациентов. Несмотря на значительные успехи, достигнутые в диагностике злокачественных новообразований за последние десятилетия, улучшение материально-технической базы лечебно-профилактических учреждений, большинство больных обращается за медицинской помощью с распространенными опухолями, требующими выполнения комбинированных операций с резекцией или удалением вовлеченных в опухолевый процесс органов или анатомических структур. Кроме того, у некоторых больных раком прямой кишки имеются различные сопутствующие заболевания, требующие выполнения симультанных операций.

Хирургические вмешательства на прямой кишке относятся к категории травматичных хирургических вмешательств и сопровождаются высокой частотой послеоперационных осложнений и летальностью. При этом частота несостоятельности швов анастомоза достигает 1,4—48,6% [21, 22, 26, 27, 28], а летальность — 1,1 — 14,5% [21, 23, 24, 25].

Целью данной работы явилось изучение возможности улучшения непосредственных и отдаленных результатов хирургического лечения больных раком проксимальных отделов прямой кишки, которым были выполнены комбинированные и симультанные операции.

 

 

Материал и методы

 

Материалом для исследования послужили сведения о 1 652 больных раком проксимальных отделов прямой кишки, которые были оперированы в Донецком областном противоопухолевом центре с 1986 г. по 2005 г.

Для лечения больных раком проксимальных отделов прямой кишки использовали разработанные в клинике способы формирования колоректальных анастомозов [2, 13], резекций прямой кишки [1, 9, 10], технических приемов [8, 11], инструментов [7] и устройств [12].

Мужчин было 799 [(48,4±1,2)%], женщин — 853 [(51,6±1,2)%]. Средний возраст больных составил (61,5±9,8) года. Наиболее часто опухоль локализовалась в верхнеампулярном отделе [(54,1±1,2)% случаев], реже — в ректосигмоидном отделе [(43,5±1,2)%]. Одновременное вовлечение в опухолевый процесс ректосигмоидного и верхнеампулярного отделов наблюдалось только в (2,5±0,4)% случаев. Гистологическая структура опухоли наиболее часто была представлена аденокарциномой [(92,0±0,7)% больных].

Из 1 652 больных в 1387 [(84,0±0,9)%] случаях были выполнены хирургические вмешательства в ради кальном объеме, у 265 [(16,0±0,9)%] пациентов — симптоматические операции или пробная лапаротомия.

Среди больных, которым были выполнены хирургические вмешательства в радикальном объеме, распространенность опухолевого процесса, соответствующая категории Т4, имела место в (44,6±1,3)% случаев, Т3 — в (48,7±1,3)%. На долю пациентов, у которых опухоль классифицировалась как Т1—2, приходилось только (6,7±0,7)%. Поражение лимфатических узлов уровня N1 имело место в (28,6±1,2)% наблюдений, N2 — в (8,2±0,7)% случаев. Отдаленные метастазы были обнаружены у (13,1±0,9)% пациентов. Наиболее частой локализацией отдаленных метастазов была печень.

Среди больных, подвергнутых хирургическим вмешательствам в радикальном объеме, наиболее часто наблюдалась смешанная форма роста опухоли [(63,5±1,3)%], реже встречалась эндофитная форма — в (23,5±1,1)% наблюдений. Экзофитные опухоли наблюдались только у (13,0±0,9)% пациентов.

Сопутствующие заболевания отмечены у 704 [(42,6±1,2)%] пациентов. Наиболее часто имели место сопутствующие заболевания сердечно-сосудистой системы, на долю которых приходилось 60,2%.

Из 1 652 больных раком проксимальных отделов ободочной кишки у 469 [(28,4±1,1)%] пациентов имелись различные осложнения опухолевого процесса, среди которых наиболее часто встречалась частичная кишечная непроходимость.

Среди 1 387 больных, перенесших хирургические вмешательства в радикальном объеме, первично-восстановительные операции были выполнены у 1 328 [(95,7±0,5)%], в том числе при осложненном и неосложненном опухолевом процессе у (86,8±1,8)% и (98,7±0,4)% соответственно (р<0,001).

Из 1 387 больных 1 054 [(76,0±1,1)%] пациентам выполнены операции в стандартном объеме. В 124 [(8,9±0,8)%] случаях были выполнены расширенные операции, в 160 [(11,5±0,9)%] наблюдениях — комбинированные. Симультанным операциям было подвергнуто 76 [(5,5±0,6)%] пациентов.

Расширение объема операций при выполнении расширенных операций было за счет дополнительной мобилизации проксимально расположенных отделов ободочной кишки. Наиболее часто выполняли расширенные проксимальные резекции типа Дюамеля [(19,4±3,1)%], реже брюшно-анальные [(14,9±1,7)%] и брюшно-наданальные [(10,3±2,2)%] резекции. Расширенные операции Гартмана были выполнены у (3,7±2,6)% больных, внутрибрюшные резекции — у (0,4±0,3)% пациентов. Причиной расширения объема операции при выполнении хирургических вмешательств с низведением ободочной кишки на промежность являлась недостаточная для низведения длина толстокишечного трансплантата. Причиной выполнения расширенной внутрибрюшной резекции в одном случае явилась короткая сигмовидная кишка, не позволявшая сформировать анастомоз без натяжения тканей, а в другом — наличие колостомы на левой половине ободочной кишки. Расширение объема операции Гартмана выполнялось при короткой сигмовидной кишке, не позволявшей сформировать колостому без натяжения тканей.

Комбинированные хирургические вмешательства выполняли при вовлечении в опухолевый процесс других органов и/или анатомических структур. Наиболее часто выполнялась комбинированная операция Иноятова [(40,0±21,9)%], операция Гартмана ([29,6±6,2)%], внутрибрюшная резекция [(13,1±1,5)%], брюшно-анальная резекция [(11,0±1,5)%], брюшно-наданальная резекция [(7,7±1,9)%] и проксимальная резекция типа Дюамеля [(6,1±1,9)%].

Во время выполнения комбинированных операций у 160 больных было резецировано 205 органов и/или анатомических структур. При этом гистологическое подтверждение вовлечения их в опухолевый процесс было получено в 89 [(43,4±3,5)%] случаях. Наиболее часто выполняемой операцией была резекция мочевого пузыря — у 69 [(33,6±3,3)%] больных, реже выполнялось удаление придатков матки — у 33 [(16,1±2,6)%] пациенток, резекция тонкой кишки — в 23 [(11,2±2,2)%] случаях и экстирпация матки с или без придатков — в 15 [(7,3±1,8)%] наблюдениях. Ап-пендэктомия и резекция тела матки выполнены с одинаковой частотой — по 11 [(5,4±1,6)%] наблюдений. Надвлагалищная ампутация матки имела место у 8 [(3,9±1,4)%] больных, резекция семенных пузырьков — у 7 [(3,4±1,3)%] пациентов. С одинаковой частотой выполнялись резекция влагалища и резекция большого сальника — по 6 [(2,9±1,2)%] наблюдений. Резекция капсулы предстательной железы была выполнена у 5 [(2,4±1,1)%] больных, иссечение участка брюшной стенки — у 4 [(2,0±1,0)%] пациентов. По 2 наблюдения приходилось на экстирпацию культи шейки матки, резекцию купола слепой кишки, резекцию мочеточника с уретеронеостомией. В 1 наблюдении было произведено иссечение участка брюшины малого таза. Мочевой пузырь чаще резецировался при выполнении внутрибрюшной резекции прямой кишки — в 28 [(40,6±5,9)%] случаях, реже при выполнении брюшно-анальной резекции — в 25 [(36,2±5,8)%] наблюдениях. Резекция мочевого пузыря при брюшно-наданальной резекции и операции Гартмана выполнялась с одинаковой частотой — у 6 [(8,7±3,4)%] больных. Резекция мочевого пузыря была выполнена у 3 [(4,3±2,4)%] пациентов, перенесших проксимальную резекцию прямой кишки типа Дюамеля. Наиболее редко — в 1 случае резекция мочевого пузыря выполнялась при операции Иноятова.

Симультанные операции выполняли при наличии сопутствующей патологии, требующей хирургического вмешательства. При этом у 76 больных выполнено 77 операций. Наиболее часто симультанные операции выполнялись во время локального иссечения опухоли [(33,3±5,4)%], реже при проксимальной резекции типа Дюамеля [(9,1±3,3)%]. Во время выполнения внутри-брюшной и брюшно-наданальной резекции симультанные операции выполнялись с частотой (5,6±1,0)% и (5,6±1,7)%, соответственно. При выполнении брюшноанальной резекции симультанные операции выполнялись у (4,4±1,0)% пациентов. При выполнении колэкто-мий, операций Гартмана и Иноятова симультанные операции не выполнялись. Наиболее частой симультанной операцией было удаление придатков матки, которое имело место у 34 [(44,1±5,7)%] больных. Как правило, данный вид операции выполнялся при наличии кисты яичника. Реже выполнялись надвлагалищная ампутация матки, холецистэктомия и удаление фиброматозного узла матки — по 7 [(9,1±3,3)%] наблюдений. Во всех случаях холецистэктомия выполнялась по поводу желчнокаменной болезни при наличии камня в шейке желчного пузыря. В подобной ситуации выполнение данной операции было продиктовано необходимостью предотвратить развитие послеоперационных осложнений, связанных с миграцией конкремента.

Надвлагалищная ампутация матки и удаление фиб-роматозного узла выполнялись у больных с фибромиомой матки в ситуациях, когда увеличение объема операции до экстирпации матки было нежелательным из-за тяжести состояния больного. Аппендэктомия была выполнена у 6 [(7,8±3,1)%] больных, спленэктомия — у 5 [(6,5±2,8)%] пациентов, экстирпация матки с придатками — в 3 наблюдениях, двусторонняя орхэктомия — у 2 больных. Аппендэктомию выполняли при наличии воспалительных изменений в червеобразном отростке, спленэктомию — при ее ятрогенном повреждении при мобилизации селезеночного угла во время выполнения расширенных операций. Экстирпацию матки выполняли у пациенток с фибромиомой матки. В двух случаях была выполнена двустороняя орхэктомия по поводу второго злокачественного новообразования — рака предстательной железы. В единичных случаях (по 1) были выполнены резекция тонкой кишки, иссечение брюшной стенки, нефрэктомия справа, атипическая резекция левой доли печени, удаление эктопированного яичка и удаление фибромы брюшины.

Нефрэктомия справа была выполнена по поводу аденомы почки, атипическая резекция левой доли печени по поводу гемангиомы. Удаление придатков матки наиболее часто выполнялось во время внут-рибрюшной резекции — у 12 [(35,3±8,2)%] больных, реже — при проксимальной резекции прямой кишки типа Дюамеля — у 8 [(23,5±7,3)%] пациентов. Удаление придатков матки во время выполнения брюшно-наданальной и брюшно-анальной резекции прямой кишки встречалось с одинаковой частотой — по 6 [(17,6±6,5)%] случаев. При выполнении локального иссечения опухоли удаление придатков матки имело место в 2 наблюдениях.

 

 

Результаты и их обсуждение

 

Среди 1 652 прооперированных больных раком проксимальных отделов прямой кишки интраоперационные осложнения отмечены у 123 [(7,4±0,6)%] больных, послеоперационные — у 246 [(14,9±0,8)%]. Послеоперационная летальность составила 68 [(4,1±0,5)%] человек.

Частота послеоперационных осложнений после хирургических вмешательств в радикальном объеме составила 218 [(15,7±1,0)%] больных. Среди 1 054 больных, которым были выполнены операции в стандартном объеме, осложнения имели место у 155 [(14,7±1,1)%] пациентов. Из 99 больных, перенесших расширенные операции, послеоперационные осложнения отмечены у 27 [(27,3±4,5)%] пациентов. Среди 142 больных, которым были выполнены комбинированные операции, осложнения в послеоперационном периоде наблюдались у 25 [(17,6±3,2)%] пациентов. Из 66 больных, у которых были выполнены симультанные операции, осложнения отмечены у 6 [(9,1±3,5)%] пациентов. Среди 16 больных, которым были выполнены комбинированные расширенные хирургические вмешательства, послеоперационные осложнения развились у 3 [(18,8±9,8)%] больных. Из 8 больных, перенесших расширенные симультанные операции осложнения отмечены в 2 [(25,0±15,3)%] случаях. После выполнения 1 комбинированной симультанной и 1 комбинированной расширенной симультанной операций осложнений не наблюдалось.

Таким образом, среди 124 больных, которым были выполнены расширенные операции, у 32 [(25,8±3,9)%] отмечены осложнения в послеоперационном периоде. Из 160 больных, перенесших комбинированные оперативные вмешательства, осложнения отмечены у 28 [(17,5±3,0)%] пациентов. Из 76 больных, которым были выполнены симультанные операции, послеоперационные осложнения имели место в 8 [(10,5±3,5)%] случаях.

Частота послеоперационных осложнений при расширенных операциях была выше (ОР=1,8; 95% ДИ=1,3—2,5), чем при хирургических вмешательствах простого объема [25,8% (95% ДИ=18,5—33,9%) и 14,7% (95% ДИ=12,6—16,9%) соответственно (р=0,005)]. Достоверной разницы в частоте послеоперационных осложнений при выполнении комбинированных операций и операций простого объема не установлено [(17,5±3,0)% и (14,7±1,1)% соответственно (р>0,05)]. Также не установлено достоверной разницы данного показателя после выполнения симультанных операций и хирургических вмешательств простого объема [(10,5±3,5)% и (14,7±1,1)% соответственно (р>0,05)].

В структуре послеоперационных осложнений преобладали гнойно-септические (некроз низведенной кишки, абсцессы, перитонит, нагноение раны) и осложнения, связанные с нарушением свертывающей системы крови (тромбоэмболия легочной артерии), а также с наличием тяжелой сопутствующей патологии (сердечно-сосудистая, печеночно-почечная недостаточность, пневмония, плеврит).

После выполнения у 816 больных хирургических вмешательств с низведением ободочной кишки на промежность некроз низведенной кишки развился в 79 [(9,7±1,0)%] случаях.

Среди 504 больных раком проксимальных отделов прямой кишки, которым были выполнены внутри-брюшные резекции прямой кишки с формированием анастомоза, в 9 [(1,8±0,6)%] случаях развилась несостоятельность швов межкишечного соустья.

Послеоперационная летальность среди 1 387 больных, которым были выполнены хирургические вмешательства в радикальном объеме, составила (3,8±0,5)% (52 больных). Из 1 054 больных, которым были выполнены операции в стандартном объеме, летальность составила (3,5±0,6)% (37 больных). Из 99 больных, перенесших расширенные операции, в послеоперационном периоде умерли 3 [(3,0±1,7)%] пациентa. Среди 142 больных, которым были выполнены комбинированные хирургические вмешательства, 10 [(7,0±2,1)%] пациентов умерли в послеоперационном периоде. Летальных исходов после 66 симультанных операций не наблюдали. Из 16 больных, которым были выполнены комбинированные расширенные хирургические вмешательства, летальный исход наступил в 1 [(6,3±6,1)%] случае. Среди 8 больных, у которых были выполнены расширенные симультанные операции, в послеоперационном периоде умер 1 [(12,5+11,7)%] пациент. Летальных исходов после 1 комбинированной симультанной и 1 комбинированной расширенной симультанной операций не наблюдалось. Таким образом, из 124 больных, которым были выполнены расширенные операции, в послеоперационном периоде умерли 5 [(4,0±1,8)%] человек. Из 160 больных, перенесших комбинированные оперативные вмешательства, после операции умерли 11 [(6,9±2,0)%] пациентов. Среди 76 больных, которым были выполнены симультанные хирургические вмешательства, в послеоперационном периоде умер 1 [(1,3±1,3)%] пациент.

Наиболее частой причиной летальных исходов среди этой категории больных была тромбоэмболия легочной артерии, острая сердечно-сосудистая (легочно-сердечная недостаточность) и острая почечная (печеночно-почечная недостаточность).

Из 504 выполненных внутрибрюшных резекций прямой кишки несостоятельность швов анастомоза, приведшая к смерти больного, имела место только в 2 [(0,4±0,3)%] случаях.

Отдаленные результаты изучены у (85,7±0,9)% пациентов. Пятилетняя выживаемость составила (38,8±1,3)%. Среди хирургических вмешательств, выполненных в радикальном объеме, пятилетняя выживаемость после первично-восстановительных операций была в 2,19 раза выше, чем после двухэтапных — (45,7±1,5)% и (20,8±5,9)% соответственно (р<0,001). Наибольшая выживаемость среди первично-восстановительных операций отмечена после проксимальной резекции типа Дюамеля [(60,4±4,0)%], которая была в 1,3 раза выше, чем после внутрибрюшной резекции [(46,0±2,3)%] (р<0,001), в 1,26 раза выше, чем после брюшно-наданальной резекции [(47,8±3,7)%] (р=0,010), в 1,57 раза выше, чем после брюшно-анальной резекции [(38,5±2,5)%] (р<0,001). Не выявлено статистически значимых различий одногодичной выживаемости после выполнения двухэтапных операций Гартмана и Иноятова — (18,2±5,8)% и (50,0±25,0)% соответственно.

Пятилетняя выживаемость после хирургических вмешательств, выполненных в простом объеме, составила (45,1±1,6)%, расширенном — (43,1±4,7)%, комбинированном — (39,1±4,2)%, симультанном — (50,0±6,1)%. При гистологически доказанном распространении опухолевого процесса на соседние органы и/или анатомические структуры пятилетняя выживаемость после комбинированных операций составила (35,7±5,7)%.

Средняя продолжительность жизни больных раком проксимальных отделов прямой кишки составила (64,42±3,26) мес. Средняя продолжительность жизни больных, которым были выполнены операции простого объема составила (72,17±4,0) мес, расширенного — (75,70±12,56) мес, симультанного — (82,24±14,74) мес. Наименьшая продолжительность жизни отмечена после выполнения комбинированных операций — (69,15±11,35) мес, при этом у больных, у которых отмечено гистологическое подтверждение вовлечения в опухолевый процесс соседних органов и/или анатомических структур, данный показатель составил (65,50±16,47) мес. Данная зависимость характерна и для больных, которым были выполнены первично-восстановительные операции.

 

 

Выводы

 

1. Среди хирургических вмешательств, выполненных в радикальном объеме, расширенные операции составляют (8,9±0,8)%, комбинированные — (11,5±0,9)%, симультанные — (5,5±0,6)%.

2. При выполнении комбинированных хирургических вмешательств наиболее часто выполнялась резекция мочевого пузыря [(33,7±3,3)%], во время выполнения симультанных операций — удаление придатков матки [(44,1±5,7)%].

3. Частота осложнений после выполнения стандартных хирургических вмешательств составила (14,7±1,1)%, расширенных — (25,8±3,9)%, комбинированных — (17,5±3,0)%, симультанных — (10,5±3,5)%.

4. Послеоперационная летальность после выполнения стандартных хирургических вмешательств составила (3,5±0,6)%, расширенных — (3,0±1,7)%, комбинированных — (7,0±2,1)%, симультанных — (1,3±1,3)%.

5. Среди всех хирургических вмешательств, выполненных в объеме радикальных, несостоятельность швов анастомоза, приведшая к смерти больных, отмечена только в 2 [(0,4±0,3)%] случаях.

6. Пятилетняя выживаемость больных после хирургических вмешательств, выполненных в простом объеме, составила (45,1±1,6)%, расширенном — (43,1±4,7)%, комбинированном — (39,1±4,2)%, симультанном — (50,0±6,1)%. При гистологически доказанном распространении опухолевого процесса на соседние органы и/или анатомические структуры пятилетняя выживаемость после комбинированных операций составила (35,7±5,7)%.

7. Средняя продолжительность жизни больных, которым были выполнены операции простого объема, составила (72,17±4,0) мес, расширенного — (75,70±12,56) мес, симультанного — (82,24±14,74) мес.

 

 

Литература

 

1. А.с. 698612 СССР, МКИ А 61 В 17/00, А 61 В 17/11. Способ колоректостомии / Г.В.Бондарь (SU), В.Н.Смирнов (SU); Донецкий медицинский институт им. М. Горького (SU). — № 2592799/28-13; заявл. 20.03.78; опубл. 25.11.79. Бюл. № 43.

2. А.с. 1034718 СССР, МКИ А 61 В 17/00. Способ формирования толстотолстокишечного анастомоза / Г.В.Бондарь (SU), В.Н.Кравцова (SU); Донецкий медицинский институт им. М. Горького (SU). — № 3288232/28-13; заявл. 18.05.81; опубл. 15.08.83. Бюл. № 30.

3. Десятерик, В.и. Рак ободочной кишки у пациентов молодого возраста / В.И. Десятерик, А.А. Могильный, Т.В. Сухина, В.В. Шаповалюк // Клш1чна х1рурпя. — 2003. — № 11, додаток. — С.85.

4. Довлатян, А.А. Расширенная радикальная операция при раке сигмовидной кишки с прорастанием в мочевой пузырь / А.А. Довлатян, А.Н. Федорко, Г.В. Манукян, А.П. Олитский // Хирургия. — 1997. — № 6. — С.67—69.

5. крылов, Н.Н. Комбинированные операции при колорек-тальном раке / Н.Н. Крылов, К.К. Агапонов, В.И. Баранчиков, Е.Г. Неменов; под ред. Г.И. Воробьева, Г.П. Котельнико-ва, Б.Н. Жукова // Актуальные вопросы колопроктологии: тез. докл. I съезда колопроктологов России с международным участием. — Самара: ГП «Перспектива»; СамГМУ, 2003. — С. 246—247.

6. Малышев, Ю.и. Наш опыт комбинированных, расширенных и сочетанных операций при колоректальном раке / Ю.И. Малышев, С.В. Козлов, Н.Д. Давиденко // Материалы I съезда онкологов стран СНГ. —М., 1996. —Ч. 1. — С.359.

7. Пат. 7125, УкраТна, МПК А61В17/32. Скальпель / Бондаренко М.В. (UK); Донецький обласний протипухлинний центр (UK). — № 20040807069; заявл. 25.08.2004; опубл. 15.06.2005. Бюл. № 6.

8. Пат. 7330, УкраТна, МПК А61В5/107. Споаб визначення довжини трансплантата при черевноанальнш резекци прямоТ кишки з приводу раку / Бондар Г.В. (UK), Бон-даренко М.В. (UK), Совпель О.В. (UK), Сидюк А.В. (UK), Конопко А.В. (UK); Донецький обласний протипухлинний центр^К). — № 20041109797; заявл. 29.11.2004; опубл. 15.06.2005. Бюл. № 6.

9. Пат. 9895, УкраТна, МПК А61В17/00. Споаб х1рурпчного л1кування раку прямо!’ кишки / Бондар Г.В. (UK), Башеев В.Х. (UK), Совпель О.В. (UK), Бондаренко М.В. (UK), Сидюк А.В. (UK); Донецький обласний пртипухлинний центр (UK).— № 200503653; заявл. 18.04.2005; опубл. 17.10.2005. Бюл. № 10.

10. Пат. 15592, УкраТна, МПК А61В17/00. Споаб х1рурпчного л1кування раку прямоТ кишки, що поширюеться на жшоч1 статев1 органи / Бондар Г.В. (UK), Псарас Г.Г. (UK), Бонда-ренко М.В. (UK); Донецький обласний пртипухлинний центр (UK).—№ 200512166; заявл. 19.12.2005; опубл. 17.072006. Бюл. № 7.

11. Пат. № 23160, УкраТна, МПК А61В17/00. Споаб формування трансплантату для низведення при черевно-анальнш резекци прямоТ кишки / Г.В.Бондар (UA), В.Х.Башеев (UA), О.€.€ф1мочкш (UA), С.Е.Золотухш (UA), Г.Г.Псарас (UA), О.В.Борота (UA); Донецький обласний протипухлинний центр (UA). — № 96093624; заявл.19.09.96; опубл.31.08.98. Бюл.№ 4.

12. Пат. 2162309, Россия, МПК А61 В17/00. Операционный калоприемник / Бондар Г.В. (UK), Бондаренко М.В. (UK), Совпель О.В. (UK); Донецький обласний протипухлинний центр (UK). — № 99112238/14; заяв. 07.06.1999; опубл. 27.01.2001. Бюл. № 3.

13. Пат. 2273459, Россия, МПК А61 В17/00, А61 В 17/11. Способ формирования однорядного дубликатурного толстокишечного анастомоза / Бондарь Г.В. (UA), Псарас Г.Г. (UA), Бондаренко Н.В. (UA), Бондарь Г.В. Донецкий областной противоопухолевый центр (UA). — № 2003135486/14; заяв. 08.12.2003; опубл. 10.04.2006. Бюл. № 10.

14. покровский, Г.А. Комбинированные и расширенные операции при раке прямой кишки / Г.А. Покровский, М.И. Брусиловский, Т.С. Одарюк [и др.] // Хирургия. — 1976. — № 4. — С.48—52.

15. Рак в УкраТн в 2007—2008 рр. (захворювашсть, смерт-нкть, показники д1яльносп онколопчноТ служби) // Бю-летень нацюнального канцер-реестру УкраТни. — Кив, 2009. — № 10. — 96 с.

16. сенютович, р.В. КомбЫоваш операци при колоректаль-ному раку. Раны i вщдалеы результати / Р.В. Сенютович, В.Д. Бабш, В.1. Тащук // Нове в дiагностицi та л^ванш онколопчних захворювань оргаыв травлення: матерiали науково-практичноТ конференци 10—12 вересня 2003 р. м. КиТв (Збiрка наукових роб^, Злояккш новоутворення; вип. 6). — КиТв, 2003. — С.65—66.

17. Тур, Г.е. Комбинированные операции в лечении колоректального рака / Г.Е. Тур, Ю.Г. Цемахов // Материалы III съезда онкологов и радиологов СНГ. — Минск, 2004. — Ч. II. — С.172.

18. Шалимов, с.А. Эпидемиологические аспекты рака в Украине / С.А. Шалимов // Материалы II съезда онкологов стран СНГ. — Киев, 2000.

19. Янчук, М.А. Застосування комбшованих оперативних втручань з приводу мкцевопоширеного раку прямой кишки / М.А. Янчук, В.В. Балицький, М.М. Табола // Клiчна хiрургiя. — 2003. — № 11, додаток. — С.133—134.

20. Яремчук, А.Я. Симультанные и комбинированные оперативные вмешательства по поводу колоректального рака / A. Я. Яремчук, А.С. Зотов, А.В. Кравченко [и др.] // Кл^чна хiрургiя. — 1996. — № 8. — С.16—21.

21. Abete, M. Anastomotic leakage after traditional surgery of the colon and rectum / M. Abete, V. Ronchetti, A. Casano, G. Pescio // Minerva Chir. — 2003. — Vol. 58, № 2. — Р.167—174.

22. Brennan, D.J. Routine mobilization of the splenic flexure is not necessary during anterior resection for rectal cancer / D.J. Brennan, M. Moynagh, A.E. Brannigan [et al.] // Dis. Colon. Rectum. — 2007. — Vol. 50, № 3. — Р.302—307.

22. Chuwa, E.W. Outcomes for abdominoperineal resections are not worse than those of anterior resections / E.W. Chuwa, F. Seow-Choen // Dis. Colon. Rectum. — 2006. — Vol. 49, № 1. — Р.41—49.

24. Coco, C. Impact of emergency surgery in the outcome of rectal and left colon carcinoma / C. Coco, A. Verbo, A. Manno [et al.] // World J. Surg. — 2005. — Vol. 29, № 11. — Р.1458—1464.

25. Law, W.L. Anterior resection for rectal cancer with mesorectal excision: a prospective evaluation of 622 patients / W.L. Law, K.W. Chu // Ann. Surg. — 2004. — Vol. 240, № 2. — Р.260—268.

26. Lipska, M.A. Anastomotic leakage after lower gastrointestinal anastomosis: men are at a higher risk / M.A. Lipska, I.P. Bissett,

B. R. Parry, A.E. Merrie // ANZ J. Surg. — 2006. — Vol. 76, № 7. — Р.579—585.

27. Matthiessen, P. Population-based study of risk factors for postoperative death after anterior resection of the rectum / P. Matthiessen, O. Hallbook, J. Rutegard, R. Sjodahl // Br. J. Surg. — 2006. — Vol. 93, № 4. — Р.498—503.

28. Rodriguez-Ramirez,S.E. Risk factors for anastomotic leakage after preoperative chemoradiation therapy and low anterior resection with total mesorectal excision for locally advanced rectal cancer / S.E. Rodriguez-Ramirez, A. Uribe, E.B. Ruiz-Garcia [et al.] // Rev. Invest. Clin. — 2006. — Vol. 58, № 3. — Р.204—210.



Наши партнеры



Copyright © 2015 | Все права защищены
WELCOME | ПОДДЕРЖКА